Vampire Knight: Dynasty

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vampire Knight: Dynasty » Основное сюжетное » [13.09] По классике тоскуя


[13.09] По классике тоскуя

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

1. Участники: Ими, Нолан
2. Место действия: музыкальная консерватория
3. Общее описание: Душа требует удовлетворения ее эстетических потребностей, поэтому несчастный преподаватель японского и литературы идет на симфонический концерт в местную консерваторию. Рядом с собой он видит импозантного мужчину в строгом одеянии.

0

2

Ими не то, чтобы любил классику, но переливы звуков, облечённые в совершенную форму, помогали ему отпустить душу, когда было грустно или тяжело, но никого не было рядом, чтобы поддержать. Учитывая, какими суматошными и напряжёнными выдались последние недели его жизни, связанные с началом работы в Академии Кросс, преподаватель был несказанно рад узнать, что в полном его распоряжении была местная консерватория, и что в ближайшие выходные давали концерт "Шостакович: Избранное". Опять же, Ими не то, чтобы любил советского композитора, всего лишь как образованный человек знал несколько знаковых произведений, но на безрыбье, как говорится, и рак рыба. Поэтому Ими заранее взял билет, выстирал и выгладил любимый костюм и в назначенный день отправился слушать оркестр.
Народу было на удивление много, причём разношёрстного. Перед тем, как пройти в зал, филолог зашёл в уборную и перед зеркалом пригладил волосы, решившие, что им тоже интересно, и вставшие дыбом, чтобы лучше видеть. Расправившись с непослушной шевелюрой, учитель проследовал дальше. Сидел он в бельэтаже, чему, впрочем, был даже рад, потому как музыку, по его мнению, нужно было слушать, а не смотреть, к тому же ослабленное освещение позволяло лучше расслабиться. Ряды были уже почти заполнены, когда Ими пробирался к предназначенному ему месту. Умудрившись добраться туда, не наступив никому на ногу и не потревожив пожилых дам в чрезмерно пышных платьях, молодой человек рухнул в кресло, откинулся на спинку и глубоко вдохнул-выдохнул. А потом пользуясь затишьем перед третьим звонком, посмотрел направо и налево, изучая соседей.
Справа сидел пожилой полноватый мужчина с седыми волосами зачёсанными назад, при нём была девушка, очень красивая, с высоко поднятыми волосами, открывавшими изгиб тонкой шеи, в зелёном платье расшитом блёстками. Она слегка задирала острый подбородок и смотрела на всё с тем снисходительным достоинством, которое могло бы показаться надменным, если бы в нём не было столько благородства. А вот кресло слева, пустовало, как и несколько мест позади.
Погас свет, зал взорвался аплодисментами, вышел дирижёр и поздоровался с первой скрипкой, а затем занял своё место на кафедре, взмахнул руками, приветствуя слушателей, и обернулся к оркестру. Зазвучали первые ноты "Ленинградской Симфонии", занимавшей всё первое отделение. Ими прослушал её отрешённо, более погружённый с собственные невесёлые мысли. В антракте выпил в буфет горького кофе, а когда вернулся и в погасшем свете скрипка завела "Вальс №2", с дотоле бывшего свободным левого кресла на Ими посмотрела Любовь.
У филолога перехватило дыхание, сердце забилось чаще и, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди, как в мультфильмах. А холодный взгляд черноволосого мужчины слева скользнул по молодому человеку и снова обратился к сцене, будто не найдя ничего более интересного. Но Ими не смог отвести глаз. Сосед был не японец, это точно, чуть-чуть постарше, строго, даже слишком, пожалуй, одетый. Но самое главное - это выражение лица, будто говорившее, что у мужчины всё под контролем. Насчёт всего не скажем, но вот сердце Ими точно оказалось в его власти. Закончился вальс, начался второй струнный квартет, и в тревожных надрывных стонах скрипки, Ими переживал самый настоящий катарсис. Как давно он не испытывал этого благоговейного трепета, вызванного не уважением или страхом, а чем-то в глубине, чем-то, что повело бы филолога на край света, лишь бы ни на шаг не отдалиться от человека, вызвавшего этот трепет.
Но любое потрясение рано или поздно проходит. По мере того, как сменяли одна другую композиции, подвижные, медлительные, даже мрачные, постепенно увязались за ними и мысли Ими, и только когда прозвучал последний аккорд завершавшей вечер сонаты для виолончели и фортепиано (очень редкая вещь!), он вдруг вспомнил, что рядом с ним сидел мужчина его мечты, и что просто так отпускать его было нельзя. Ими бросил взгляд на импозантного соседа. Тот сосредоточенно глядел на сцену, и когда зал прекратил хлопать, поднялся вместе со всем к выходу. Ими встал тоже. Проход к дверям был плотно заполнен слушателями, и филолог выжидал момента, чтобы в нужный момент, шагая за объектом след в след, запутаться в собственных ногах и повалиться на него.
Ладно, это не было планом. Но тоже сработало неплохо. Филолог во избежание полёта с лестницы ухватился рукой за плечо интересного мужчины, а когда тот притормозил и обернулся, то и второй зацепился за противоположное. Знакомство было неизбежно.

+1

3

Визиты в эту небольшую музыкальную консерваторию за столь короткий срок уже стали привычными и, если быть честным, а Нолан всегда старался быть с собой и окружающими предельно честным, что доставляло ему немало проблем, мужчина не представлял своего выходного без этого зала, музыки и весьма интересного дирижёра. Нет, дирижёр его интересовал исключительно как человек с огромным потенциалом и талантом к музыке. И что он только забыл в этой крошечной консерватории?! Впрочем, последнему МакНейл был несомненно рад. С любимого восьмого места в четвёртом ряду партера открывался прекрасный вид на... Огромный талант интересующего его человека, места тут были дорогими и обычно люди, сидевшие рядом всегда были хорошо одеты, аккуратно причёсаны и показательно вежливы. Но сегодня рядом с ним сидел мальчик лет пяти и нетерпеливо дёргая мать за рукав, противно-писклявым голосом безустанно задавал тысячи идиотских вопросов! После того, как мальчик в который раз заехав ему своим ботинком по колену, не подумал извиниться и улыбаясь, спросил у родительницы "Мама, почему этот дедушка такой злой?" Нолан, собрав в кулак всё своё терпение и волю, ответил ему, что злой он по причине того что "Сегодня ещё не отшлёпал ни одного ребёнка" и попытался улыбнуться. Но, то ли улыбка была ни к месту, то ли мать мальчика оказалась слишком нервной особой, она возмущённо взмахнула руками и попросила мужчину не пугать её чадо и для этого лучше было бы ему отсесть куда-нибудь подальше от них. Что уж тут скрывать, раздражать людей ему нравилось гораздо больше, чем слушать Шостаковича, но сегодня у него в планах вовсе не было привлекать к себе внимание зала каким-то глупым скандалом. А так как в планах было всё же дослушать концерт, с сожалением ещё раз взглянув на достоинства мужчины с палочкой дирижёра, в антракте Нолан отправился к кассам, чтоб поменять билет. Естественно ему сказали, что деньги ему не вернут за то, что он пересядет на более дешёвые места, после чего старик за стойкой, примирительно улыбнувшись, разрешил ему самостоятельно выбрать любое другое свободное место. Получив такую свободу выбора, Нолан в растерянности вернулся в зал и осмотревшись, решил, что больше всего ему нравится бельэтаж. Оказавшись на месте, МакНейл вежливо поинтересовался у окружающих о свободных местах, то есть просто указал на кресло и поймав взгляд сидящего неподалёку человека, кивнул. Вид сцены отсюда был тоже весьма неплох, так что Нолан лишь порадовался тому, что ему пришлось пересесть. Возвращающиеся с антракта зрители показались ему весьма адекватными людьми, которые не будут пинать его по коленям. Как минимум. Сосед, появившийся справа, внезапно посмотрел на него весьма странно и мужчина даже на секунду расценил это "странно", как возмущение, ведь он запросто мог сесть на его место. Но так как на его вопросительный взгляд не последовало возмущённых криков, мужчина расслабленно выдохнул и сев поудобнее вернулся к созерцанию дирижёра. Заигравший вальс был весьма кстати и мужчина тут же напрочь забыл о соседе. А зря. Понял он это когда концерт закончился, аплодисменты стихли, а зрители начали покидать зал. Почувствовав как за его плечо схватились, он едва устоял на лестнице, по которой уже начал спускаться, тут же развернулся чтобы узнать кто же это так внезапно потерял контроль над своим телом и ситуацией, но сам на мгновение потерял контроль, так как этот человек схватился и за второе его плечо, наклоняя вниз. Но не был бы Нолан тем, кто он есть, если бы не смог быстро отреагировать. Обхватив соседа по креслу, который к слову, оказался темноволосым молодым человеком среднего роста, МакНейл поднялся на ступеньку выше, так чтобы вероятность падения упала хотя бы процентов до трёх.
- Вам стоит быть осторожнее и поработать над техникой завязывания шнурков, вероятно они и стали причиной падения, - коротко кивнув, Нолан ещё раз окинул парня взглядом и развернулся, чтобы уйти, - Или просто быть более внимательным. И расчесаться.

Отредактировано Nolan McNeil (2014-08-25 15:07:42)

+1

4

Казалось бы, цель достигнута, контакт установлен и не обратить на Ими внимания предмет чувств не может, и Ими уже готовиться извиняться и благодарить и вообще нести любую околесицу, лишь бы завязать худо-бедный разговор, но едкий ответ мужчины оказывает эффект вылитого на голову ведра со льдом, романтический флёр спадает и Ими редко отдёргивает руки от чужих плеч, чтобы в первую очередь схватиться за волосы (это мне-то надо расчесаться? На себя бы посмотрел!), а потом осознать, что его сейчас немудрено там отшили. То есть, его, конечно, не могли, потому что он ещё даже ничего не сказал, но хладность соседа возымела прекрасное отрезвляющее действие. По хорошему бы натянуть оскорблённую мину, извиниться и уйти, но то ли долгое одиночество, то ли знак свыше толкают Ими на дальнейшие безрассудные поступки, и голова начинает работать на полную катушку, в секунду выдавая сотни вариантов того, что делать дальше, чтобы задержать внимание интересного мужчины и перевести его в разряд приятного.
Казалось, в таком экстренном режиме голова филолога не работала со времён школы, когда на контрольной надо было в одночасье вытащить из глубин подсознания всё, что незаметно скопилось там в течение учебного года. Опять же, если сейчас ничего не предпринять, то объект уйдёт, и вряд ли Ими ещё когда-нибудь его увидит. Казалось бы, зачем ему видеть это человеческое воплощение Грампи Кэта снова? Но у чувств Ими было своё представление мужчины мечты. И один сейчас как раз стоял напротив несчастного учителя, с надменной миной полной недовольства от того, что его потревожили. Айдзё, кажется, ещё никогда не чувствовал себя таким маленьким и жалким. Сказывалось ещё и то, что оппонент стоял на пару ступеней выше, и смотрел на Ими сверху вниз. Какая-то часть сознания молодого человека даже была согласная на план "извиниться и ретироваться", но подавляющая его часть была решительно против. Ими слишком редко желал чего-то лично для себя и слишком часто жалел, что не сделал того-то или того-то. Сколько раз, встретившись с незнакомцем взглядом, перекинувшись парой фраз зажигалась искорка, но не успев её распознать, Ими паниковал и уходил, чтобы в следующую секунду хлопнуть себя по лбу: какую возможность упустил! Нет, хватит, больше этого не будет. Через всё сознание учителя протянулась огненная надпись "хочу", и так и не составив план действий, с перепугу решительный филолог пошёл в атаку, как храбрая Моська на слона.
- Простите. - Пролепетал он. Что дальше? Задать какой-нибудь вопрос, но какой? Рука Ими почему-то юркнула в карман, и там нашла нагрудный платок, который Ими забыл вставить уходя в консерваторию. Он тут же вытащил его, незаметно, будто держал с самого начала. - Вы ведь рядом со мной сидели, верно? Вот, на сидении остался - не ваш? - и Ими решительно вытянул руку с платком, как-то совсем не подумав, что он точь-в-точь сочетается с его галстуком.

+1

5

Планы на сегодня были на редкость банальными и предсказуемыми, что, впрочем, совершенно не делало их плохими и скучными. Перебрать литературу, которую ему вручил ректор академии Кросс, приготовить ужин и почистив оружие, лечь спать. Ему вполне нравилась такая перспектива провести вечер, особенно после посещения консерватории. Поэтому Нолан МакНейл, считающий себя непобедимым и наводящим ужас на вампиров, охотником, а так же просто потрясающим ценителем всего прекрасного и ценного (что немаловажно!), как только восстановил порядок во вселенной не дав покалечиться темноволосому парню, едва заметно улыбнулся и в своём воображении уже направился в сторону дома. Но воображение сегодня как то сосем не захотело идти в ногу с реальностью. Конечно, оно и раньше не шло, спотыкалось, падало, озадачено билось лбом об острые углы непредсказуемости, а иной раз и вовсе терялось, ведь вампиры судя по всему даже не догадывались о существовании Нолана, а из ценностей в своей коллекции он мог похвастаться лишь немецкими марками, так и не обмененными на евро. В этот раз то, что заставило мужчину остановиться на пути к своей цели, стал ответ того самого неуклюжего парня. Нолан вновь скользнул по нему взглядом и озадачено уставился на протянутый ему платок.
Платка у него не было и он был в этом уверен, следовательно платок не мог быть его. На сидении, в тот момент, когда он садился, ничего не было, в этом он был уверен тоже. Более того, кресла складывались таким образом, что как только ты поднимаешься, оно принимает вертикальное положение и даже если бы там что-то и было, то обнаружить это можно было только под креслом, а никак не на нём. Это означало, что парнишка безбожно лгал, глядя ему в глаза, осталось понять для чего. МакНейл нахмурился, прищуривая правый глаз и рассматривая молодого человека внимательнее, после чего подошёл ближе, принимая вещицу из рук собеседника и вкладывая её в его же карман, не забыв перед этим ловко и аккуратно его сложить.
- Вам очень к лицу этот костюм и галстук Вы так же подобрали со вкусом. Вероятно, считаете посещение консерватории определённым событием в Вашей жизни, - мужчина сдержанно улыбнулся без намёка на усмешку, одёрнул парню пиджак, чтоб сидел ровно, поправил галстук и только после паузы, во время которой с удовлетворением осматривал результат своих действий, продолжил, - Я тоже люблю этого дирижёра. У него несомненно талант! К сожалению, лично мы не знакомы, но раз уж Вы хотите обсудить это так сильно, что забываете о собственных вещах, я с удовольствием выделю для этого пол часа.
И не дождавшись возражений, кивнул и направился в сторону буфета. В своих выводах о том, что молодой человек, так сильно увлёкся музыкой, что переполнен впечатлениями ровно настолько, насколько у него отсутствуют люди с которыми он мог бы этим поделиться, Нолан совершенно не сомневался. Впрочем, он вообще не любил сомневаться в собственных выводах. А убеждённость в том, что помогать нуждающимся - есть путь настоящего героя, лишь подталкивала к тому, чтобы протянуть бедняге руку помощи. К тому же, лишние пол часа, проведенные в буфете консерватории, вовсе не ломали его планы на вечер.
- Да, меня зовут Нолан МакНейл, - словно случайно вспомнив, сказал он и ожидающе посмотрел на брюнета, - Так Вы идёте?

Отредактировано Nolan McNeil (2014-08-26 18:39:15)

+1

6

Ими был на полном серьёзе уверен, что от стыда провалится сквозь землю, и в Аду все черти будут над ним потешаться. Мало того, что сам по себе план был в высшей степени глупый и бессмысленный, так ещё и непродуманный настолько, что филолог упустил деталь, которую проглядел бы только слепой. Как же он мог не подумать, что платок по цвету сочетается с галстуком! Он понял это ещё до того, как случайный собеседник взял из руки молодого человека кусочек мягкой ткани и водворил его на положенное место. Когда же это произошло и мужчина начал что-то говорить, Ими подумал, что сейчас упадёт в обморок, потому что вся кровь из тела прилила к голове, чтобы окрасить щёки огненным румянцем. Он был уверен, что ему говорят что-то нелицеприятное, возможно, даже укорительное или оскорбительное, но сквозь затуманенные ужасом от собственных действий глаза, японец разглядел, что выражение лица мужчины напротив не было враждебным, а чуть ли не наоборот, доброжелательным. Он, должно быть, святой, чтобы не возмущаться поведением дерзкого незнакомца.
Он пришёл в себя только когда мужчина представился и ещё раз позвал Ими с собой. Забившаяся в угол и трепетавшая от ужаса душа преподавателя воспрянула и певчей птицей вспорхнула ввысь, подталкивая молодого человека вслед за покорившем его объектом. Ими понравилось имя соседа. То, что тот был иностранцем, филолог догадался ещё по внешности, а теперь можно было начать делать предположения по поводу его точной национальности. Приставка "мак", кажется, шотландская. Имя тоже, кажется, было галльских корней. Тем лучше. Хладнокровные отважные норманны всегда привлекали Ими мистической культурой и стоическими характерам. Только, наверное, не надо это прямо сразу выбалтывать, слышишь, Айдзё, даже не вздумай. Даёшь абстрактные темы в народные массы! А вот о чём с ним говорить - это уж пусть твоя фантазия страдает: я, твоя логика, своё дело сделала.
"Э-э! Куда!" - возмутился про себя Ими, когда вышеупомянутая логика, взмахнув хвостом чертёнка и удалилась по-английски праздновать позор хозяина с самообладанием и здравомыслием. Он кинул на собеседника жалкий взгляд. Ладно, будем выкручиваться как умеем.
- Приятно познакомиться, меня зовут Ими Айдзё, и простите пожалуйста за моё крайне нелепое поведение, я бы никогда, если бы... - Так, кажется, пора заткнуться и сменить тему. Логика одобрительно кивнула поверх стакана коньяка. Её собутыльники лениво поднялись на ноги, отряхнули заплывшие жиров зады и пустились в пляс. - Да, вы правы, дирижёр великолепный, хотя я в этом не разбираюсь. Но уж точно, с плохи дирижёром бы и самый лучший оркестр не выдал бы и верной ноты. Мне сегодня очень понравились скрипки, хотя больше люблю виолончель. И Гайдна. Но сегодняшняя программа тоже, по-моему, была прекрасна, не находите? Удачно подобраны номера. А скажите, вы здесь частый гость или шальным ветром занесло?
Логика Ими мысленно дала ему по лбу, в то время как все остальные чувства заснули вповалку и оставили Ими наедине с бушующими эмоциями.

+1

7

Убедившись в том, что несмотря на смущение, а оно было видно невооружённым глазом, его новый знакомый всё же принял приглашение, Нолан уверенно отправился в буфет. Правда, так чтобы слышать, что ему отвечает бедный парень, явно то ли испугавшийся реакции МакНейла, то ли настолько сильно ей обрадовавшийся.
- Мне тоже очень приятно, Айдзё-кун, - кивнул мужчина, опустив ответ на извинения, тем самым принимая их, и жестом приглашая брюнета первым переступить порог буфета, - всегда приятно знакомиться с людьми, которым интересна хорошая музыка. То, что сейчас слушает современная молодёжь, иногда выводит меня из себя.
В буфете почти никого не было, ведь концерт уже закончился, а значит никто уже не ждал проголодавшихся зрителей. Невысокий продавец, сосредоточенно протирающий стойку раздачи ровно до того момента, как они вошли, не скрывая удивления посмотрел в их сторону, но ничего не сказал. Всё за него говорили пустые полки витрин - работники уже спешили домой и советовали делать это всем остальным. Даже тем, кому внезапно захотелось обсудить музыку. Ну правильно, придумали тоже... в консерватории музыку обсуждать! Но Нолан отреагировал на этот весьма неоднозначный приём, показательным равнодушием - чужие проблемы и неудобства всегда были за гранью его понимания. Если что-то тебе не нравится, то это исключительно твои проблемы! Искренне считал он и сейчас, указав Ими на один из столиков, отправился за чаем, чувствуя себя хозяином положения.
Мужчина намеренно решил отложить ответы на вопросы, заданные новым знакомым, чтобы сначала изучить его. Понять, какие же действительно цели преследует этот молодой человек, спотыкаясь на полуфразах и краснея, рассказывая о своей любви к струнным. Может, на самом деле, ему нравился вовсе не дирижёр, а концертмейстер? А может атмосфера оркестра навевала ему мысли о несбывшихся надеждах? Неудачное поступление в музыкальную школу? Нет, тогда он скорее бы сказал, что разбирается в музыке. Ведь чем меньше люди знают, тем больше пытаются доказать обратное. В восьмидесяти процентах случаях. Конечно, той негласной статистике, которую вёл про себя Нолан, неосознанно анализируя всё подряд, верить можно было с трудом, но в силу некоторых особенностей характера (то есть полное отсутствие сомнений в правильности собственных выводов), беспокойство это не вызывало.
Вернувшись к столику, он аккуратно, даже с каким-то благоговением расставил чашки и чайник, разложил салфетки и ложечки строго параллельно друг к другу, так как может сделать это только страдающий обсессивно-компульсивным синдромом, после чего деловито устроился напротив и посмотрел на юношу долгим, внимательным взглядом. Сейчас он казался ему испуганным кроликом и Нолан не мог точно решить, является ли причиной этой странной ассоциации его нерешительность или же серый цвет костюма Айдзё, но просто так выкинуть её из головы, оказалось сложным делом.
- Скрипки сегодня были и впрямь в ударе, Вы правы, - кивнул он, осторожно наливая чай сначала собеседнику, потом себе, - Что скажете о концертмейстере? - Он постарался не выдать особенной заинтересованности в этом ответе, но паузу всё же сделал, чтобы вопрос не остался всего лишь средством поддержания диалога и не прошёл мимо внимания парня, - У Гайдна мне больше всего нравится Лондонская симфония, да, та что сто четвёртая. Думаю что в ней он наиболее ярко показал свой талант композитора. Правда, я не помню, чтоб тут её играли... Скорее всего, дело в том, что я в городе совсем недавно, - МакНейл говорил неторопливо, наблюдая за реакцией собеседника, пытаясь понять в какой же момент мелькнёт доказательство той или иной его теории. Это забавляло, да и чай оказался вполне приличным, - хотелось бы ходить сюда чаще, - добавил он задумчиво, имея в виду то ли концертный зал, то ли этот самый буфет.
Чем дальше, тем всё более чётко в его сознании формировалось понимание, что всё происходящее можно запросто использовать в своих целях. Например, в качестве получения информации. Ведь никогда не знаешь откуда у тебя появятся каналы её получения. Прежде чем отпустить этого типа, стоило дать ему шанс получить порядковый номер в широком списке полезных людей Нолана МакНейла. Чем чёрт не шутит, иногда местные, особенно если речь идёт о местных, проживающих рядом с академией, где учатся вампиры, могут обладать весьма интересными подробностями. И, чтобы не тянуть кота за хвост, начать стоило с самого простого.
- Так Вы здесь родились?

Отредактировано Nolan McNeil (2014-08-27 17:19:16)

+1

8

Честно, говоря, фамильярное обращение малознакомого человека задело поборника чистоты языка и древних традиций, но он решил не заострять на этом внимание. В конце-концов, иностранец и так демонстрировал высокий уровень владения языком и уважения к культуре чужой страны. Культуры, кстати говоря, сильно путаной и противоречивой. Он послушно проследовал в буфет, в глубине души умиляясь джентльменмким манерам МакНейла. Когда спутник усадил его за столик и отправился за чаем, Ими даже смутился. Последние отношения у него были когда? Кажется, на последних курсах университета. И о таком галантном обращении речи не шло. Ими, за годы научившийся быть строгим и сухим, вдруг будто ожил, стряхнул с себя омертвелую шелуху мужественности, и внутри него проснулось и расцвело всё то, что когда-то возлелела в нём нежная трепетная мать, и интеллигентный отец и собственное желание нравится людям, делать их счастливыми и самому наслаждаться каждой секундой драгоценной жизни. И этот Ими был готов поддержать любую беседу, очаровать одной лишь улыбкой и расположить к себе даже самого хмурого и замкнутого человека.
И уже по-другому воспринимались все слова, сказанные Ноланом (как и когда начал Ими называть про себя незнакомца по имени?), и филологу слышался в каждой незамыслоыватой интонации свой шарм, который вряд ли говорящий сам замечал за обиходными, казалось бы, репликами. Ими слушал его, и интуитивно догадывался, когда промолчать, когда заинтересованно кивнуть, когда улыбнуться. И то чувство, которое поселилось в нём, когда он впервые глянул на соседа в зале, бесплотное и туманное, готовое вот-вот ускользнуть сквозь пальцы, начало крепнуть, и Ими, ещё неосознанно, принял решение, что не отпустит просто так этого человека, что не позволит ему остаться минутным знакомством, и что душа его теперь привязана к этому одинокому, хмурому, а оттого ужасно притягятальному и желанному мужчине.
Но вот ему, наконец, задан прямой вопрос, и Ими, отставив чашку, начинает отвечать.
- Да, родился я в Японии, но в другом регионе. Я приехал с Хоккайдо. А Вы, простите дерзкую догадку, но я сужу по имени, родом из Ирландии или Шотландии? В этом городе я сам недавно, но пари держу, Вам здесь понравится. Очень интересное место, не устаёт удивлять и всегда подкидывает новые загадки. Взять хотя бы нашу консерваторию. Если Вы к нам надолго, надеюсь в полной мере оцените и город, и его людей. Ну и таланты нашего оркестра, конечно.
Ими заигрывал, причём заигрывал уже открыто, не боясь показаться смешным или навязчивым. Желание, а главное умение нравиться, вернувшихся на первозданный уровень, отодвинули и холодную логику, и скучное самообладание, и осталась только чистая, открытая и тянущаяся к людям душа, готовая заключить в нежные объятия любого, кто распахнёт ответные.

+1

9

Судя по всему, пока Нолан строил далекоидущие планы на своего нового знакомого и размышлял о том, как же он будет использовать информацию, полученную у него в своих целях, японец медленно, но верно, приходил в себя. Нет, он и ранее сталкивался с тем, что из-за воспитания и традиций представителям этой нации иногда сложно начать общение первыми, но тут этот маленький, но крайне важный факт, почему-то вылетел у него из головы. Он стал причиной его ошибочных выводов о качествах характера сидящего перед ним, а значит и множество связей, которые мгновение назад, казались крепкими, слово нервы Чака Норриса, тут же прекратили своё существование и обрушившись на МакНейла градом растерянности, заставили его почувствовать неловкость в тот момент, когда Ими уверенно взял в свои хрупкие на вид руки, нить разговора. Хоккайдо? Подумал Нолан, пытаясь восстановить в памяти карту Японии и вспомнить, где же находится вышеуказанная местность. Или это город? Да, в географии он был не силён, но и показывать этого он не собирался. Хоккайдо - явно было не здесь, а значит, он и сам не местный и вряд ли может помочь ему достичь каких-либо результатов.
- Верно, я приехал из Ирландии. У моей семьи есть небольшое поместье возле Маллингара, - на самом деле очень туманно начал Ноллан, так как вовсе не планировал рассказывать о себе что-то подробнее, впрочем, врать он тоже не любил и предпочитал недосказывать, - обстоятельства так сложились, что я оказался здесь по приглашению одного уважаемого в этих местах человека, но признаться честно, я пока ни в чём не разобрался и был бы Вам крайне признателен...
Он замолчал и сделал осторожный глоток чая, что на самом деле было вовсе не желанием утолить жажду. Айдзё так и не ответил на его вопросы и реакция на них была весьма... странной. Без сомнения за этим что-то крылось, но что? Нолан был не из тех, кто сдаётся сразу же после первой неудачи, скорее даже он был из тех, кого неудачи лишь раззадоривают, добавляют уверенности в себе и заставляют продолжать идти вперёд в выбранном направлении.
- Загадки? - МакНейл вернул чашку на место и встретился взглядом с глубокими карими глазами собеседника. Крайне загадочный и притягательный взгляд. Отметил он про себя автоматически, но сейчас его больше интересовало другое, - Расскажете одну для примера? Очень хотелось бы быть готовым ко всему, прежде чем я столкнусь на улице с чем-то непредсказуемым, - в его взгляде была твёрдость, но в то же время он всеми силами старался преподнести давление в гораздо более мягкой форме. Охотник искренне надеялся, что для этого, едва заметной улыбки будет достаточно и был готов услышать любую, даже самую невероятную историю, впрочем, вылавливать испуганно убегающего от него юношу, чтоб доказать тому доброту своих намерений, он был готов ничуть не меньше.

Отредактировано Nolan McNeil (2014-08-27 23:49:39)

+1

10

Ими попивал чай, внимательно глядя на собеседника. Чувство одухотворённости совершенно не мешало ему мыслить здраво и следить за поведением мужчины. Он наблюдал за мимикой, за интонациями, даже выбору слов уделял внимание, ведь всё это было ключом к психологическому портрету человека напротив. Ими не был силён в психологии, но по тонкостям поведения оппонента разобраться  в том, какой к нему нужен подход, было для него простым делом. Как любая женщина из ничего состряпает шляпку, салат и скандал, Ими по крупице собирал бесценную информацию, чтобы потом выдать на-гора целую монографию о данном человеке, где будут описаны все тончайшие грани его характера. Однако Нолан был более, чем интересным экземпляром, таких крепких орешков Ими не встречал давно, и несколько притупившимися зубами боялся не расколоть его сразу, но тем лучше: будет повод встретиться снова. А если загадочный незнакомец из этих мест, то сама проказница-судьба может развернуть дороги так, что двое мужчин столкнуться в самом неожиданном месте в самое необычное время. Ну или Ими свою развернёт, если понадобится.
Новый знакомый был явно заинтересован незначительными подробностями жизни в городе. Его интересовали странные и загадочные вещи, что ж, любителей мистицизма и сейчас везде навалом. Ими быстро начал крутить в памяти всё, что необычайного ему доводилось слышать да и видеть за то недолгое время, что он здесь пробыл.
- Для примера? - переспросил он и откинулся на спинку стула. - Не хотелось бы испортить Ваше впечатление о нашем скромном городе, а так примеров много.
"Ага как же, много. - Подумал филолог и потёр переносицу, будто пытаясь сосредоточиться. - Сейчас я ему что-нибудь расскажу, а он драпанёт отсюда, как чёрт от ладана, только пятки засверкают. Хотя нет, вряд ли, не похож он на труса. Да и потом, раз уж он приехал сюда по приглашению, да ещё и влиятельного лица (интересно, кого это!) то не сможет он по собственной прихоти всё бросить. Ладно, расскажу что-нибудь не слишком личное."
- Ну вот, извольте, пример. - Он отнял руку от лица и выставил перед собой ладонью кверху, будто этот самый пример подавая собеседнику в материальном виде. - Говорят, завёлся в городе серийный убийца, каждый месяц стабильно по трупу. Причём гражданин этот, по видимости, очень хорошо читал Брэма Стокера: в обнаруженных телах, представьте себе, ни кровинки. Его ищут, конечно, хотя пока безрезультатно, но вот как по-Вашему, насколько должен быть не в себе человек и какие иметь иллюзии, чтобы настолько осложнять и без того трудную работу серийного убийцы этаким изощрением?
До сих пор сидевшее тихо здравомыслие вскинулось и начало истерично мотать головой, призывая хозяина заткнуться, но Ими махнул на него рукой и сосредоточился на реакции собеседника. И если он не спросит что-нибудь вроде "и не страшно ли Вам" или "и как можно рожать детей в таком городе", то Ими сделает вывод, что и с самим ирландцем не всё в порядке. Хотя когда у ирландцев всё было в порядке...

+1

11

Собеседник задумчиво замолчал, судя по всему прикидывая, насколько длинную и загадочную историю ему хотелось бы рассказать. Нолан же терпеливо ждал, продолжая смотреть на японца пытливым взглядом и размышлять о том, что же на самом деле ему хочется услышать. А что не хочется услышать совсем. В городе, где полно вампиров, которые выглядят словно подростки, просто не может быть всё тихо, потому что охотник был уверен, что они не только выглядят, но и ведут себя, как подростки. Иначе, как вообще они согласились бы учиться в человеческой школе? С директором академии ему пока ещё не удалось обсудить всех деталей своей работы и хотя впереди маячила такая перспектива, информацией хотелось владеть уже сейчас. Нужно подговориться, прежде чем за твоей спиной окажется дюжина этих кровососущих отвратительных тварей.
Когда Ими начал говорить, МакНейл поспешил кивнуть головой, показывая, что тот может не беспокоиться за отношение к происходящему мужчины, но перебивать не стал. Если будет нужно, молодой человек обязательно после узнает, что для разочарования в этом месте, им Нолану ещё стоит быть очарованным. Действительно с интересом разглядывая, протянутую ему ладонь, мужчина внимательно слушал историю Айдзё и чем дальше тот говорил, тем больше мрачнел. Ведь он услышал то, чего и боялся: вампиры промышляют в городе и убивают невинных людей. Используют их как пищу, что просто неслыханная наглость! Могут ли это быть воспитанники академии или же какие-то их приспешники (которых вполне могут расплодить чистокровные, насколько знал Нолан) наверняка он не знал, но первая версия была именно такой. Она выросла в сознании настолько быстро и легко, будто для неё уже давно были заготовлены идеи и средства их реализации - теперь будет крайне сложно сломить у него эту уверенность.
Он сам не заметил, как с силой сжал одну руку в кулак и тяжело нахмурился - внутренние переживая редко отражались на его лице, но ведь не могли совсем не.
- Значит, - даже немного хрипло начал охотник, тут же заметив своё неподобающее поведение и сосредоточено массируя переносицу, опустил взгляд, снимая с лица напряжение, - Вы думаете, что это был маньяк? Об этом пишут что-нибудь в местной прессе? А другие СМИ?.. - Он тяжело и медленно вздохнул, окончательно придя в себя и положил руку на стол. Впрочем, в глаза собеседнику он пока не смотрел, предпочитая показательно задумчиво рассматривать соседний пустующий стул. Было очень странным то, что прилетевший из заграницы мужчина не пытался в первую очередь читать местные газеты, а отправился слушать музыку и Нолан знал это. И знание это заставляло чувствовать себя неловко, - Я не особо хорошо понимаю иероглифы и поэтому не могу читать газет. Разговорный язык даётся мне проще, - традиционно недоговаривая, поспешил объяснить ситуацию ирландец.
- А что Вы знаете о местной академии? - После секундной заминки, задал он следующий вопрос, который интересовал его не меньше предыдущего. Если даже простой народ слышал что-то о тёмной стороне этого заведения, то у Кайена Кросса будут большие проблемы при разговоре с Ноланом МакНейлом.

+1

12

Очень неожиданной была реакция Нолана на мрачную и кровожадную историю. Вместо неприязни и лёгкого страха, который испытал бы даже самый толстокожий обыватель, ирландец проявил какую-то пристрастную ожесточённость, как будто явился ненавистный призрак прошлого. Ими навострил уши, причём почти буквально, чтобы не упустить ни слова из того, что будет дальше говорить в высшей степени загадочный собеседник.
Задав первые два вопроса, мужчина несколько расслабился, то ли вспомнив, что никак нельзя себя изобличить, то ли на самом деле приходя в себя. Однако его блуждающий взгляд направленный прочь, давал понять, что в душе у него творится нечто, подобное бушеванию океана. Интересно, знал ли он что-то, чего не знал Ими? Филолог и сам был несколько потерян в тайнах и странностях, порой происходивших под самым носом, и ему крайне было любопытно, сможет ли он получить от нового знакомого что-то большее, чем приятное совместное времяпрепровождение. Которое, впрочем, могло бы и не случиться, если МакНейл видел в японце просто забавного незнакомца, от которого, впрочем, можно узнать что-то о местности.
"Кто же он, всё-таки, такой? - Гадал Ими. - Кто вызвал его сюда, и чем этот переезд был для него заманчив и выгоден? Он хорошо говорит по-японски, о чём, кстати, надо упомянуть, но изучил ли он что-то более глубокое? Много ли он знает о городе? Но ладно, всё по порядку". Преподаватель уже собирался ответить насчёт информации в СМИ, которой, кстати, не было и отвесить комплимент в адрес владения иностранцем языка Страны восходящего Солнца, но тут, как гром среди ясного неба, или как Мьёльнир на голову, рухнул вопрос о треклятущей Академии, и Ими чуть не проглотил собственный язык вместе с чаем, которым, впрочем, он не преминул поперхнуться, чем, безусловно, выставил себя не в лучшем свете. Надо уметь сдерживать эмоции, в конце концов!
Ими отставил чашку. Надо было придумать лаконичный ответ, причём срочно. Начать решил, всё-таки, с информации об убийствах в прессе: здесь не надо было выкручиваться и юлить, а можно было просто сказать правду. Но почему, чёрт возьми, его интересует Академия? Неужели... Нет, не может быть!
- По правде сказать, - начал японец, вернув лицу и голосу сравнительное спокойствие, - в прессе ничего не писали, то ли замалчивают, то ли не хотят спекулировать и порождать лишние слухи и домыслы. Я же об этом услышал от знакомых, узнавших от своих знакомых, вызнавших, непонятно, где, и, честно признаться, я бы не стал принимать подобные россказни за чистую монету. И, кстати, у вас весьма достойный японский, хорошо проставленное произношение, и вы не путаетесь в грамматике и стилях речи. Можно спросить, давно ли изучаете наш непростой язык, и что привлекло к нему Ваш интерес? - Ими потянулся было за чашкой, но отдёрнул руку и щёлкнул пальцами, будто внезапно вспомнив. - Да вот ещё что, удивительно, что вы заговорили о нашей Академии. Видимо, она широко известна, хотя я в этом году услышал о ней первый раз. И тем паче странное совпадение, что именно у меня вы спрашиваете о ней. Я преподаю там. С этого года.
И на сей раз филолог взялся таки за чашку и пригубил чаю, глядя поверх фарфорового края на собеседника, следя за реакцией.

+1

13

Вот, казалось бы, встретились два совершенно разных человека, к тому же случайно, в небольшой музыкальной консерватории. Один всего лишь немногим серьёзнее прочих, второй кажется чуть более рассеян, оба делают вид что пришли поговорить о музыке, а на самом деле тема разговора - это последнее, что их волновало. Иначе, как ещё объяснить то, что после первых же фраз, обсуждение концерта отошло на второй план? Конечно, было бы слишком самоуверенно со стороны МакНейла предполагать, что он привлёк к себе внимание потому что выглядел опрятнее или даже надёжнее других зрителей сегодняшнего концерта, но и тот факт, что собеседник заговорил с ним потому что хотел заговорить именно с ним, не отпускал его. Как бы не отмахивался от этой навязчивой мысли, Нолан снова и снова возвращался к ней, даже не замечая этого толком. Эта мысль обрела форму некой субстанции, которая постепенно охватывала все прочие мысли мужчины, делая их более туманными, медленными и заставляя их путаться, а то и вовсе исчезать. Это доставляло некоторые неудобства и мешало сосредоточиться. К тому же, его несколько выбивал из колеи заинтересованный взгляд собеседника. Как будто бы Айдзё хотел не просто узнать подробности о его знании языка, а все скрытые причины по которым Нолан решил пройти через трудности его изучения. Когда Ими закашлялся, случайно (случайно ли?), подавившись чаем, охотник даже немного привстал, порываясь помочь, но потом осознал, что для этого необходимо сделать, сел обратно, к тому же японец довольно быстро прокашлялся.
- Благодарю, - коротко кивнул он головой, неохотно размышляя, стоит ли рассказывать парню подробности о изучении культуры этой воистину странной страны и пока он боролся с той самой субстанцией в собственной голове, мешающей думать, Ими щёлкнул пальцами, тут же привлекая к себе внимание и выдал то, что Нолан ну никак не ожидал услышать от молодого человека, способного случайно упасть с лестницы.
Это же надо было так совпасть звёздам, чтобы совершенно случайно и довольно далеко от места, о котором всё ещё шла речь, то есть академии Кросс, на тебя почти что с неба (ну хорошо, с лестницы), свалился твой потенциальный коллега? Но постойте! Разве он в таком случае не должен знать всё о вампирах? Тут же пронеслась в его голове мысль, несмотря на то, что сделать ей это было крайне сложно. Она, словно луч света в туманном утре, разрезала треклятую субстанцию паранойи, проясняя или же напротив, усугубляя ситуацию, представляя её в другом свете. Он преподаёт в академии, где учатся вампиры и способен выдвигать предположения разряда "маньяк выкачал у жертвы кровь с неясными целями?". Либо он сам идиот, либо думает, что идиот тут  я. Сделав этот совсем нелицеприятный вывод, ирландец решительно поднялся со стула, с целью возвыситься над собеседником, задавая ему следующие вопросы, от ответа на которые он бы не смог отвертеться, хотя бы потому, что крайне глупо будет молчать под дулом пистолета, но коварная судьба распорядилась с дальнейшими событиями иначе.
Дело в том, что ещё сегодня с утра в эту самую консерваторию приходили на репетицию ученики местной музыкальной школы и, как это обычно бывает среди детей, их руки "чешутся" и они просто жить не могут без того, чтобы что-нибудь не сломать. Особенно мальчики, хотя и девочки тоже не особо далеко ушли от своих сверстников в этом плане. Во время обеда в этой вот самой столовой, где сейчас сидели два неслучайных знакомых, один из страдающих желаем развлечься индивидуум, отковырял и отогнул небольшой гвоздь от крышки стола и развернул её таким образом, что вышел самый настоящий крючок, который сверху особо видно-то и не было. По закону жанра - это оказался именно тот стол, где сейчас стояли пара чашек и чайник с горячим чаем. Точнее, они стояли там пару секунд назад, так как в тот самый миг, когда Нолан со всей своей решительностью и ростом, поднялся со стула, естественно, своим пиджаком он тут же поднял стол вверх, фактически переворачивая его на собеседника. Скорее всего, основательно зацепиться за гвоздь ему удалось ещё тогда, когда он хотел спасти Айдзё, когда тот подавился и сейчас коварный гвоздь совершенно не желал отпускать свою жертву.
На жертву же, сидящую по другую сторону стола, тут же полетел чайник, чашки и, конечно же, сам стол, тут же послышался звон стекла и грохот. Совсем не ожидавший такого поворота МакНейл, испуганно побелел и совершенно не понимая, как такое вообще могло произойти (ведь он всегда был таким аккуратным!), попытался выйти из-за стола. Он дёрнулся назад и плотная, качественная ткань обижено затрещала, но гвоздь не выпустила, мужчина дёрнулся снова, уже прилагая усилия и на этот раз добился успеха, естественно не без жертв. Буквально отшвырнув в сторону от Ими лёгкий стол, за которым они только что сидели, Нолан, тут же забыв о том, что минуту назад хотел допрашивать этого человека с пристрастием, склонился над ним и полным беспокойства и вины в голосе спросил, хватая юношу за плечо.
- Вы в порядке?!

+1

14

Ими ужасно не понравилось, как изменилось лицо до того приятного собеседника. Ужасно не понравилось. Филолог предположил, что сказал что-то не уместное, но с другой стороны, что это могло быть? Что если ирландец сам бывший ученик Академии, и у него с ней связаны не самые приятные воспоминания? Хотя, стоп, а сколько лет Академия уже функционирует? Хотя что это, она древняя, причём очень. Другой вопрос, что такого могло произойти, что даже от упоминания коробит? И зачем тогда было возвращаться в город, где остались воспоминания, терзающее душу? Это что, вид терапии такой? В таком случае, терапевт у Нолана так себе, Ими бы и то лучше помог залечить травму, хотя бы собственными теплом и лаской.
Но тут произошло нечто ещё более странное, окончательное выбившее филолога из колеи. Уравновешенный и рассудительный собеседник вдруг вскочил на ноги, будто бы даже в гневе, и кто знает, что произошло бы дальше, если бы шутница-судьба не вмешалась в жизнь молодого человека, причём в самом нехорошем смысле. Опять. Снова. "Да сколько ж можно, стерва, что я тебе сделал?" Мог бы подумать Ими, если бы у него не было более серьёзного предмета для беспокойства. Всё случилось, как в замедленной съёмке. Ими видел, как накренился стол и поехали по нему приборы. Звук падающих и бьющихся предметов опередил непосредственное их соприкосновение с полом, чайник же по пути ещё и ударил учителя в грудь и пролил заварку, а стол упал на колени. И ведь слава Богу, что японцы пьют чай не горячим, а чуть тёплым!
В то же время, это всё это произошло как бы не с ним, а с каким-то совершенно другим Ими Айдзё, а сам он как будто наблюдал со стороны. И картина выглядела ни больше ни меньше нелепой. Но тут астральная субстанция вернулась в тело, и Ими явно ощутил мокрую рубашку, липнущую к телу и тупую боль там, где на нём оказался стол. Зато когда молодой человек всё это прочувствовал, происходящее вокруг вернулось к нормальной скорости. Нолан снова вскочил отбросил от оторопевшего Ими стол и наклонился над ним с таким встревоженным лицом, что одурманенный умилением Ими бы не задумываясь отпустил ему все грехи и отдал бы последнее, что имел. Как приятно, однако, что и самые чёрствые сухари умеют чувствовать и переживать за ближнего. Или не очень. Всё-таки, шестое чувство Ими никогда не ошибалось в людях и не влюблялось не в тех. Ах, если бы только можно было своё прошлое стереть будто волшебным ластиком и предстать перед эти прекрасным человеком обновлённым и незапятнанным.
В буквальном смысле тоже. Японец перевёл взгляд с собеседника на рубашку, где растеклось слегка желтоватое влажное пятно.
- Я в порядке, не волнуйтесь. Стол был не тяжёлым, а чай не горячим.
Он снова посмотрел на ирландца. Какой же красивый. Но не ослепительно сияющий, как бездушные куклы вроде моделей и актёров, а красивый изнутри, как будто какой-то внутренний свет подпитывает его, и на этот-то свет и повелась заблудшая душа Ими. Всё бы отдал, чтобы сейчас замереть так, а потом вдруг всё понять, взаимно, передать желаемые слова беззвучно, просто глядя в глаза. Но послышался какой-то посторонний шум. Ими глянул через плечо Нолана. Разгневанный буфетчик вылезал из-за стойки. Молодой человек почему-то улыбнулся игривой улыбкой.
- Знаете, - снова обратился он к Нолану, - кажется, у нас сейчас будут проблемы. - И уж совсем по-мальчишески добавил: - Предлагаю сваливать.

Отредактировано Imi Aijo (2014-09-04 21:56:34)

+1

15

Как уже давно известно: ничто не вечно под луной и всему когда-нибудь придёт конец. Вот и репутации Нолана, как невероятно аккуратного и предусмотрительного человека, пришёл конец. И осознание этого факта смущало и раздражало одновременно. Хотелось краснеть и рвать на себе волосы, возможно даже растоптать итак уже пострадавшие чашки, швырнуть в подоспевшего на шум сотрудника, один из столов, но от всех этих безумств его останавливало навалившееся на него всем своим далеко не стройным телом, чувство вины. Он виноват, что всё это произошло. Он , а не стол, чашки и даже не работник кафе и не Ими. Несмотря на то, что последний тут же попытался его оправдать и заявил, что пострадал не так сильно, как мог бы, беспокойство и чувство ответственности за свои действия тут же породили желание загладить свою вину. И искренняя вера в то, что каждая ошибка может быть исправлена (конечно, тут был чёткий реестр по степени ошибочности и методам исправления), лишь поддалкивала его к решительным действиям.
- И я с Вами в этом полностью согласен , - кивнул он головой и не слушая возражений, подхватил японца на руки и быстро покинул помещение. Его потенциальный коллега оказался довольно лёгким и Нолана тут же захватило неотпускающее ощущение, что несёт он не иначе, как хрупкую барышню.
О последствиях своего поведения, рваном пиджаке и удивлённо вытянувшемся лице консьержа возле выхода из консерватории, МакНейл решил подумать после, потому как надо было ещё вспомнить, в какую сторону идти домой и как вообще после всего этого общаться с Айдзё, особенно в свете того, что им предстоит работать в одном месте. Размышления о том, что японец специально пытался прикрыть проделки вампиров байками про маньяков всё ещё не давали ему чётко расставить определения. Друг он ему или враг? Можно ли ему верить? Могут ли вампиры быть такими тёплыми?..  Последняя мысль явно была немного из другой оперы, но так как всплыла здесь и сейчас, являлась не менее актуальной, чем остальные. Нолан кинул осторожный взгляд вниз, оценивая мокрую рубашку Ими с оставшимися на ней чаинками и сделал вывод, что ему, должно быть холодно. На секунду его взгляд задержался на аккуратном лице нового знакомого нет, он определённо не относится к кровососам. В чём же причина его слов? Нолан молчал вовсе не потому, что не хотелось говорить. Напротив, хотелось задавать вопросы, но по его мнению улица, пусть тут совсем никого не было, совсем не подходящее для этого место, да и слова подбирались с трудом. Переведя взгляд вперёд и сосредоточнено нахмурившись, ирландец перехватил свою ношу покрепче и направился вперёд. Дом казался ему смутно знакомым, хотя вот тот, что они только что миновали, тоже был на него похож! В приятном свете фонарей, по тихой улице скорей, шагал уверенно вперёд и чёрт куда не разберёт. Глупец он был или мудрец, воей лихой судьбы творец и путанница мыслей вдруг, сменила путь его на круг. Ну или как то так.
Наконец, осознав, что окончательно заблудился, ирландец остановился и после паузы, во время которой проклинал строителей этого чёртова города за то, что дома тут все были похожими друг на друга (или Нолану это просто казалось), сказал:
- А где Вы живёте?.. - так, словно всё это время пока он таскался по улицам с мужчиной на руках, он только и делал, что искал дом где живёт Айдзё. Выпускать свою жертву охотник не собирался до того момента, пока не сможет лично оказать ему помощь, даже если она не требуется. Проще говоря, ему было необходимо убедить в первую очередь себя в том, что он сделал достаточно, для искупления своей вины, а что по этому поводу думает Ими его интересовало мало. Он считал, что помощь необходима и это значило, она будет оказана, хочет того пострадавший или нет. Ну а потом можно будет прижать его к стене и доверительно рассказать, а может даже продемонстрировать как при помощи Дезерт Игл можно сломать пару пальцев вовсе не тратя на это пули.

+1

16

Когда его подхватили на руки, Ими оторопел от неожиданности, а потом потерялся между возмущение по поводу нарушения границ личного пространства и восторгом: о, Боже мой, меня несут на руках, это так романтично! Единственная проблема, что это не должно было быть ни грамма романтично, учитывая обстоятельства. И вообще, какого дьявола МакНейл вот так бесцеремонно его заграбастал? Одно дело, если бы на Ими живого места не было или он бы не мог сам идти, к здоровому-то человеку почто такие знаки внимания? Даром если бы они были горячо влюблённой парочкой, и его кружили бы на руках по зелёному лужку с цветочками, так нет же! К тому же, тут двери узкие… А? Они уже миновали все двери? И как это ирландец ухитрился. Ловкий чертяка. Короче, всё было бы очень здорово, если бы не было так нелепо. И взгляд консьержа Ими совершенно не понравился. Ими приложил бы компресс из ладони к покрасневшему от смущения лбу, но он слишком боялся расцепить руки, которые он в какой-то момент, бессознательно и рефлекторно, обвил вокруг шеи Нолана. Будем откровенны, Ими никогда никто не носил на руках, и непривыкший к таким высотам, а главное к тому, что его зад по большому счёту висит в воздухе, японец до чёртиков боялся, что его уронят, если он сам не будет как следует держаться. Не то, чтобы филологу очень хотелось, чтобы этот позор длился дольше, но грохнуться на грязный асфальт посреди города ему совсем не улыбалось. Это и унизительно, и костюм портить не хотелось. А то, что мёртвой хваткой он может ненароком сломать иностранцу шею, ему как-то в голову не приходило.
Он пытался по возможности настойчиво бормотать что-то про то, чтобы его поставили на место, но МакНейл был слишком погружён в собственные мысли, а дополнительный (и немалый!) вес на руках, казалось, не доставлял ему вообще никаких неудобств. И он так уверенно шагал по улице, что Ими вдруг подумал, что, видимо, шёл он в конкретное место и с конкретными целями (нет, Ими ничего плохого не думал и себя не обнадёживал), и сопротивление было бы бесполезно, тем более, что ирландец был и выше, и крепче. Походка у него была резвая и уверенная, но багажу в виде молодого азиата было вполне комфортно, его не укачивало, и он даже как-то расслабился от близости чужого тепла и ощущения уверенных сильных рук на спине и под коленками. «Интересно, а увижу ли я его всё-таки снова? – меланхолично и полусонно думал педагог. – Если попаду сегодня домой, а это с превалирующий вероятностью, то надо перед сном материалы завтра к уроку подготовить. До чего же ненавижу сказки. Можно им дать какое-нибудь творческое задание, кстати. Ох, я же плащ в гардеробе в консерватории забыл. Но да ладно, тут такое бегство было, что не до плаща. Можно завтра зайти в обеденный перерыв. Кто знает, глядишь столкнёмся где-нибудь в городе…»
Он не сразу понял, что к нему обратились с вопросом. Тем более не сразу он понял, что Нолан остановился. Тут же вернулись способность рационально мыслить и осознание общей комичности ситуации. Слава богу, людей на улице было мало. Ими покраснел как пион и расцепил руки.
– Поставьте меня, пожалуйста, на землю. – Очень тихо и смущённо попросил он. – Вы поставили меня в крайне неловкое положение, тем более, что по вашей вине я доставляю вам неудобства.
Прозвучало немного грубо, но Ими никак лучше не мог передать мысль. Ведь в самом деле, он не был ранен, не просил о помощи, и МакНейл сам подхватил его на руки, аки даму в беде, но как истинный японец Айдзё всё равно испытывал неловкость за то, что вынудил человека пойти ни какие-то крайние меры. Но и ирландец хорош: незнакомого человека, взрослого мужчину, таскать на руках по городу. Видела бы Ими его мама! (Не приведи Господь, конечно). А ещё до филолога вдруг дошла суть заминки, и он не мог не начать хихикать, отчасти злорадно, от части истерично.
– Куда же вы так целеустремлённо меня несли, что заблудились, мистер МакНейл?

+1

17

Всю дорогу от консерватории и до той самой точки в которой до Нолана дошла сложившаяся ситуация, Ими относительно спокойно переносил перемещения в пространстве, а в какой то момент охотнику и вовсе показалось, что тот устроился и задремал. Хотя он тут же отогнал эту странную мысль и ещё раз огляделся. Невысокие домики этажа в три с одинаковыми на вид крышами и окнами были все как один окружены заборчиками, где можно было увидеть почтовый ящик и табличку с фамилией владельцев - это был мало населённый квартал, один из тех, что, вероятно, можно назвать спальным. Дома повыше остались рядом с консерваторией. Где-то впереди возвышалось здание известной академии и в вечерних сумерках выглядело оно зловеще. Когда же японец отпустил его шею, за которую всю дорогу держался так, будто имел цели проверить её прочность, МакНейл понял, что плечи и позвоночник устали от груза. Где-то он слышал, что любимая девушка весит как мешок с картошкой, так вот сейчас он целиком и полностью осознал это выражение и хотя Ими не был ни любимым, ни девушкой, сравнение про картошку приходиллсь весьма кстати. Хотелось и правда отпустить беднягу, но его просьба, возымела ровно обратный эффект. Врождённое желание не потакать капризам (а просьба уже воспринималась ирландцем, как каприз, ведь он-то лучше знает, что сейчас и кому нужно!) заставило охотника сосредоточено нахмуриться, а смех, разобравшегося в происходящем спутника, добавил лицу ярких красок.
- Нет , - так и не выпустив из рук своего будущего коллегу, твёрдо начал он, но чем дальше он говорил, тем меньше уверенности становилось в его голосе, - я прекрасно помню, что Вы способны упасть на ровном месте и... - он споткнулся на полуфразе, так как смущение уже достигло своего пика, терпение лопнуло, а тело почти на автопилоте осторожно опустило азиата на ноги, после чего, Нолан выдохнул и отведя взгляд в сторону, торопливо и с нескрываемым раздражением выдал, - Хорошо. Ладно. Я шёл к себе домой и заблудился. Всё потому, что в этом городе совершенно одинаковые дома и нет никаких ориентиров! Везде эти бесконечные иероглифы!
Он набрал в грудь побольше воздуха и замолчал, стараясь успокоиться и взять себя в руки. Потеря контроля никак не поможет им узнать дорогу, да и следовало бы извиниться сначала, что делать совершенно не хотелось. По крайней мере на прямую и в той форме в которой обычно ждали извинений. Поэтому он решил, что лучше показать своё отношение делом, чем словом и деловито стащил с себя пиджак.  Потом осторожно взяв Ими за руку, чуть повыше локтя, Нолан подтянул японца к себе поближе и проникновенно посмотрев ему в лицо сверху вниз, тихо, но не терпящим возражений тоном, сообщил:
- Раздевайтесь , - потом секунду поразмыслил над тем, как это звучит и придя к выводу, что выразил своё желание как то не очень конкретно, решил уточнить, - то есть, снимайте мокрое и оденьте вот это , - ещё пара мгновений выразительного молчания, - простудетесь же.

+1

18

Ими не был эгоистом или, тем более, садистом, не любил испытывать чужие чувства, провоцировать и играть не нервах, но были исключения. И одно из них сейчас стояло перед ним. Японец уже успел набросать грубый и условный психологический портрет нового знакомого, и надо признаться, портрет выходил превосходным. Если его доработать, то он сможет по совершенству тягаться с Джокондой, но будет шедевр завершён или нет, зависело от очень многих факторов, и в частности, о того, разойдутся ли дороги двух мужчин сейчас, и если да, то сойдутся ли вновь. Ими хотелось бы, чтобы сошлись, в этом он даже не собирался себе лгать, но как было сказать об этом натурщику, чтобы не показаться навязчивым, не оскорбить, не задеть не ту струну, было дело тонком и требовало невероятных навыков в искусстве общения с людьми. Ими был далеко не магистром тайного знания, он даже учеником был отстающим, но крутые времена требуют крутых мер. Тем более теперь, когда ему уже удалось сорвать маску безэмоциональности с красивого лица МакНейла и направить лучи света на прятавшуюся в темноте истинную сущность ирландца. (Жаль, в некоторой степени, что ирландец был не стереотипным, а то бы сейчас по «пинте», и хорошо).
Очутиться ногами на твёрдой земле было необычно после столь долгого пребывания в относительной невесомости, но приятно. Ими вдруг явно ощутил, что ночь была прохладная, особенно там, где на рубашке всё ещё не высох пролитый недавно чай. Ими вдруг стало очень интересно, сколько сейчас времени. Уже давно сгустилась тьма, на небо высыпали звёзды, и вдоль улицы горели нечастые фонари. Район, в который Нолан его занёс, не был знаком филологу, но выглядел цивильно и безопасно, так что раз уж на то пошло можно было и постоять, повыяснять отношения. А выяснять всё-таки было что. Ведь если здраво рассуждать: незнакомец, поставил Ими в неловкое положение, усугубил его, применив совершенно неуместную физическую силу, что было бы неприемлем даже для европейца, а теперь ещё и выясняется, что несли Ими ни куда иначе, как домой к этому самом незнакомцу (Ими всё ещё не думает ничего плохого). Вопрос стоял в том, начинать негодовать или что вообще делать, как МакНейл решил дожать, доведя ситуацию до абсурдности комедии положений. Не успел японец поинтересоваться, зачем новый знакомец снимает пиджак, как ему в приказном тоне поступило такое невообразимое распоряжение, что на мгновение обычно красноречивый филолог потерял дар речи и оторопело распахнул глаза и рот. Пояснение ирландца ситуацию не спасло, но Ими хоть нашёлся, что сказать.
– Вы что, с ума сошли? То есть, нет, большое спасибо вам за заботу и извините, что доставил вам неприятности. – Японец рефлекторно поклонился, как обязывал этикет. – Но это ни в какие рамки не лезет. Мне жаль, что вы заблудились, но видимо это единственное, что меня спасло. Скажите, а что вообще было у вас на уме, когда вы несли меня к себе? Ведь вы целенаправленно меня несли, а не просто забыли отпустить, задумавшись на ходу. И зачем было меня хватать, начнём с этого. А если вас так беспокоит, чтобы я не простудился, хотя я не представляю, каким образом это может быть вашей заботой, есть другие средства, чем рисковать собственным здоровьем, а меня ставить в ещё более неловкое положение. Искать ваш дом сейчас, видимо, уже бессмысленно, поэтому пойдёмте ко мне.
И Ими без предупреждения и стеснения схватил Нолана за руку и потащил за собой в строну Академии.

+1

19

[AVA]http://img.bast.im/nolan/2.png[/AVA]
"Как легко почувствовать себя последним кретином? Всё просто: познакомьтесь с кем-нибудь, решите ему помочь, готово!" Судя по тому, что чувствовал сейчас Нолан, держа отвергнутый Ими собственный пиджак, он пользовался именно этой инструкцией, а не той, которая должна была называться "Как получить от незнакомого человека необходимую информацию". Чувство стыда и ощущение неловкости заполнили всё его сознание и только благодаря годами натренированной практически армейской выдержке, мужчина не стал глупо запинаясь извиняться и оправдываться. Он искренне считал, что хуже преступления могут быть только оправдания. Это низко и совершенно недостойно настоящего мужчины.
Поэтому-то, слушая Ими, которого сложившаяся ситуация скорее забавляла, чем действительно расстраивала (или опять же, это были всего лишь его смелые предположения), он перекинул предмет одежды через руку - может быть он и не согреет спутника, тем самым загладив свою вину, но и от чувства неловкости тоже не будет чувствовать неудобств. Ведь, как известно общие проблемы сближают и если мёрзнуть, так вместе, решил ирландец, сурово хмурясь и внимательно рассматривая на удивление подвижное лицо японца.
Но не успел он сказать "хорошо", соглашаясь с тем, чтобы попасть в гости к новому знакомому, как Айдзё схватил его за свободную руку и куда-то потащил. Вероятно, Нолан выглядел очень растеряно, что побудило спутника к решительным действиям и это снова не обрадовало ирландца. Скорее только добавило ещё немного смущения в итак уже переполненную им ёмкость с чувствами. Едва не спотыкаясь из-за разницы в росте, охотник поспешил ускорить шаг, чтобы догнать Ими и когда успешно справился с поставленной задачей, уже сам перехватил руку японца покрепче.
- Буду Вам крайне признателен за это, - кивнул он и попытался вежливо улыбнуться. Вышло неплохо, да и в целом ситуация, которая, казалось бы, совсем не играла на руку суровому охотнику на вампиров, тут же предстала перед ним в другом свете: его "жертва" по собственной воле решает остаться с ним наедине, да ещё и на собственной территории. Даже если окажется, что он мастер восточных единоборств у Нолана всегда при себе верное оружие, хотя в то, что этот относительно невысокий брюнет сможет оказать должное сопротивление верилось ему с трудом. Впрочем, недооценивать противника всегда было очевидной глупостью.
Сейчас, шагая по тихим улочкам, сжимая в руке руку Ими, ирландец от чего-то чувствовал прилив вдохновляющей энергии, будто бы должно случиться что-то хорошее. И хотя его недоверчивая к подобного рода ощущениям, натура, настойчиво напоминала ему о концентрации внимания, хотелось облегчённо вздохнуть и позволить увести себя в самый тёмный переулок. А вампиры? Они подождут до завтра. По крайней мере, искренне хотелось, чтобы это было именно так.
- У Вас в доме есть какая-нибудь еда? Я уверен, что Вы тоже проголодались, - после нескольких минут пути, спросил он, бросив взгляд вниз. Конечно, это могло показаться Ими не вежливым - мало того, что в гости напросился, так ещё и на ужин напрашивается, но так же он прекрасно понимал, что это всё равно неизбежно, а раз так, то необходимо решать возникший вопрос, а не молчать до того момента, когда обнаружиться, что уже поздно.

Отредактировано Nolan McNeil (2014-09-26 16:53:58)

+1

20

Ими был несколько удивлён, что ирландец безо всякого сопротивления или вопросов последовал за ним, да ещё и позволил хватать себя за руку. Впрочем, телесные контакты, видимо, не были для него каким-то табу или проявлением интимности, но признаться, даже для европейца он был слишком охотливым до прикосновений. Кинестетик? Ведь есть же тип людей, которые познают окружающий мир и взаимодействуют с ним через прикосновения. Они не сильно нравились Ими, хоть он и любил близость, но только с теми, кого знал, кто ему был дорог, и с кем не оставалось иных чувств проявления нежности, когда все слова были сказаны, слёзы выплаканы, улыбки подарены. Но люди разные, и некоторых волей-неволей приходится терпеть. Вот например повадки Нолана, тем более, если Ими хочет перевести их отношения на уровень, когда прикосновения станут оправданы. И никто не говорил, что дорога до этого уровня не может занимать меньше пяти часов. Тем более, что МакНейл понравился японцу с первого взгляда, и хотя теперь раскрывались очень странные, откровенно говоря, не самые удобные в общении черты характера и манеры, что-то в нём, и уж точно не только внешность, как магнитом притягивали молодого педагога, и более того, по мере того, как натянутые струны их общения в первые минуты знакомства ослаблялись, ем становилось приятно и комфортно в обществе мужчины, он чувствовал себя смелее, увереннее и, почему-то защищённее. А защищать было от кого.
Ими задумался и притормозил, отпустив руку Нолана.
- Еда... - Задумчиво протянул он, почёсывая затылок. - Пиджак наденьте, не май месяц. Хотя лекарств у меня точно побольше, чем еды. Дайте прикину. Смотря, что считать за еду. Как вы относитесь к бутербродам и вину? Потому что горячего ничего точно нет.
Ими задумался ещё крепче. Аматэрасу и нэкомими, что он делает, и что ему делать потом, когда они доберутся? Начать с того, что в Академию запрещено водить гостей, если они не родственники. Во-вторых, Ими понятия не имел, что он собирался делать потом, когда они с Ноланом, знакомство с которым началось из-за того, что Ими воспылал непрошенной любовью, окажутся в замкнутом пространстве, причём очень замкнутом, а не в буфете в консерватории. И, главное, как чертовски глупо он будет выглядеть, если намерения этого визита у них с МакНейлом окажутся разными. Впрочем, какими они вообще могут быть? Ими даже плохо представлял, за какой надобностью и движимый какими соображениями тащил он сейчас этого престранного иностранца к себе (да даже не к себе) домой. Но назад дороги уже не было, а пути Господни, как известно, неисповедимы. Подсознание, или что там сидит внутри филолога (например, шило в заднице), подтолкнуло его заговорить с Ноланом, поддаться Нолану и потащить Нолана к себе. И вообще, сколько можно беспокоиться? Надо научиться плыть по течению, что Ими с блестящим успехом делал предыдущие лет пять жизни, а вот разбираться с последствиями он будет уже на берегу, если будет с чем разбираться, а поток не захлестнёт его и не утащит ко дну.
Ими вздохнул, про себя, чтобы не было заметно, что он проходит сквозь сложную внутреннюю борьбу, и улыбнулся:
- Ну что, идёмте?

+1


Вы здесь » Vampire Knight: Dynasty » Основное сюжетное » [13.09] По классике тоскуя


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC