Vampire Knight: Dynasty

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vampire Knight: Dynasty » Альтернативные истории » Недоделки и кровавая баня


Недоделки и кровавая баня

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

Описание: Представим, что Ичиру никогда не был знаком с Шизукой и кое-как стал охотником на вампиров и тут-то кому-то не подфартило стать его жертвой.
Герои: Ичиру, Саито

0

2

Бешеный бег вперед. Сбитое дыхание и сердце так громко стучит в ушах, что Саито не слышала собственных шагов, а ее невозможно не услышать. Аккуратный и осторожный вампир был настолько напуган, что забыл о том, как стоит себя вести и что делать, когда оказался за стенами академии, которая всегда защищала тебя от охотников. Раньше у нее не было повода их бояться. Придерживалась правил, никуда не лезла, только иногда выбиралась в город, чтобы зачистить его от класса Е и, в сущности, помочь тем, кто в большинстве своем желает истребить всех, кто питается кровью, но в этот раз все изменилось и обычная прогулка превратилась в борьбу за выживание.
Хуже всего было то, что Хитеру ничего не помнила. Помнила, как днем, после полудня, выбралась в город. Специально оделась неброско и сильно натянула капюшон кофты на лицо, чтобы солнце не раздражало ее, а у прохожих было меньше шансов угадать ее эмоции и запомнить незнакомку, которая среди людей всегда будет чужой.
Она прогуливалась, не имея конкретной цели. Просто захотелось сделать небольшой перерыв и отдохнуть от стен академии, нахождение в которой для нее было не в радость. Дальше воспоминания похожи на рваную кинопленку. Переулок. Она идет вглубь за каким-то человеком, но не помнит зачем, кто он и как она там оказалась. Снова обрывок. Давящая темнота. Она слышит, как дождь бьет по крыше и становится холодно. Открывает глаза и осознает, что находится в переулке под открытым небом. Сверху льется вода, и она уже промокла до нитки. Почему она лежит на асфальте. Уже темно и не поймешь, стемнело или тучи не дают пробиться солнцу. Холодно.
Предприняла попытку подняться, уперлась руками в мокрый асфальт. Вода тонкой струйкой стекает под канализационный люк под ней. Разбавленная кровь.
Аристократка отшатнулась и вжалась спиной в стену. Впереди, перед ней, в нескольких метрах, лежит тело мужчины, закутанного в плащ. Ее руки перепачканы в его кровь, но в голове нет ни единого объяснения тому, что произошло. Она не помнит. Не может вспомнить, но все, что видит, упрямо указывает на ее ошибку.
Ее остается только бежать. Надеяться, что никто не увидит ее.
Саито не знала, как долго она бежала и где оказалась. В какой-то части города, которая ей незнакома. Остановилась, когда устала бежать от своего страха. Прислонилась спиной к холодной стене и закрыла глаза, стараясь перевести дыхание. Руки все еще были в чужой крови, и вода медленно смывала ее. Подставила руки под воду, льющуюся с трубы, но, кажется, она уже не сможет отмыть свои ладони и ей кажется, что они по-прежнему грязные и кровавые пятна, словно ржавчина, въелись в чуть бледноватые ладони, которые она уже царапает ногтями, стараясь выдрать перчатки убийцы.

+2

3

Одинаковые серые улочки города напоминали лабиринт минотавра. Темные и хмурые они походили друг на друга, словно две капли воды. Тяжелые тучи обволокли небо и теперь дома возвышались зловещими тенями. На удивление пустынные, холодные и тихие они таили в себе какую-то угрозу, что-то потустороннее, порожденное тьмой, то чего люди избегали на инстинктивном уровне. Здесь случайный прохожий – безликая тень. Казалось, что из каждого окна наблюдают кровожадные глаза, желающие только одного – убить. Возможно, кто-то скажет, что это паранойя или игра воображения, но их предположение развеется, как только безумная тварь вопьется в них клыками и выпьет всю кровь без остатка. Для некоторых вампир – страшная сказка, которой на ночь пугают малышей, а для кого-то то, что предстанет перед ними в последний миг его жизни.
Охотнику не привыкать к подобным переулкам, затаившийся монстр – рутина, лишь цель, которую нужно найти и уничтожить. Ведь где еще может обитать чудовище? На солнечном лугу? Все же грязные полуразваленные дома да темные переулки им больше подходят. Порой это казалось не такой плохой работой, но, все же, Ичиру ненавидел ее. Особо выдающихся способностей охотника у него не было, да и самими заурядными не блистал. Он никогда не мог, да и не сможет, достигнуть уровня своего брата, но, тем не менее, от чего же ему позволили стать блеклым подобием охотника? Снисходительность гильдии? Хотя в ней не было никакого смысла. Однако, что же его заставляло продолжать уничтожать обезумевших кровопийц? Возможно то, что было в каждом охотнике. Некоторый инстинкт, подобно вампирам, они желали пролить кровь.
Над головой раздался раскат грома, и где-то издалека блеснула молния. Вечерний ветер пробирал до костей заставляя втянуть голову в плечи и ускорить шаг. Вскоре вечернюю тишину наполнил стук капель о крыши домов. Дождь все усиливался и вскоре Кирию промок до нитки, казалось, он вновь начинает заболевать. Но только в его голове промелькнула мысль о том, как хорошо бы поскорее вернутся домой, а не бесцельно блуждать здесь, как перед глазами открылась неожиданная картина.
Под проливным дождем находилось две фигуры. Он наблюдал за этим издали, в тени домов, и не мог точно увидеть лица этих людей, лишь их фигуры. Мужчина распластался на земле, обездвижен, без каких-либо признаков жизни. Около мертвеца находилась девушка, ставшая причиной его преждевременной кончины, ее руки были омыты кровью. Вампир?
Девушка, недолго думая, понеслась прочь, и Ичиру не оставалось ничего другого кроме как помчать за ней. Под ногами слышался плеска луж, и неясно было, слышит ли она своего преследователя или нет, но мчалась она довольно быстро, охотник нагнал ее лишь тогда, когда та остановилась. Было ли это специально? Собирается ли напасть? Кто знает.
Кирию направил на нее меч, он не видел ее лица, которое было скрыто за капюшоном, лишь руки привлекали внимания – на них все еще была видна кровь.
- И почему же ты убила его? Ты ведь знаешь, что за этим последует.

+2

4

Хитеру даже при всём её флегматичном характере не могла смириться с тем, во что она ввязалась. Страх продолжал на неё давить, как и неизвестность. Она не помнила того, что произошло и не могла с точностью сказать, виновата ли она в смерти того человека или же стала жертвой обстоятельств. Конечно, ей хотелось тешить себя тем, что она случайно оказалась не в том месте и не в то время, но руки в крови говорили об обратном. Если бы еще знать, что произошло на самом деле, и почему она сорвалась, почему нарушила закон, который всегда соблюдала, сжирая противные таблетки, когда так хотелось испить настоящей крови. Сорвалась?
Саито была настолько напугана и увлечена попытками очистить свои руки, что не заметила, как к ней подобрался охотник. Невезение аристократки продолжалось. Она расцарапала свои ладони, примешав к чужой крови свою и уже не поймешь. смыла ли она следы убийства и омыла ли ладони своей кровью.
Аристократка вжалась в холодную стену, испуганно смотря на парня. Она не знала, что ей делать. Побежать, пытаясь спасти себя или же остаться. зная, что, убегая, ты говоришь, что виновен, а она не виновна… Хотела в это верить. Она не могла это сделать. Не могла!
- Я… - она запнулась, не зная, что сказать. – Я… Я его не трогала. Это не я… Я бы никогда… - Хитеру давилась словами и слезами. – Если бы я это сделала, то не была бы сейчас голодна! – осознание того, что она жаждет крови пришло неожиданно. Она действительно хотела есть и, если и вкусила плоть того человека, то её оказалось недостаточно для того, чтобы утолить её жажду. Запах крови дразнил её и сердцебиение охотника, казалось, было громче дождя. стучавшего по крышам.
Музыкантша шумно задышала.
- Не подходи ко мне, - Саито нахмурилась и рыкнула. Даже если она убила одного человека, чего не помнила, она не хотела повторить историю снова, а всё её нутро упрямо тянулось к охотнику, желая вкусить его кровь, и она едва удержалась от того, чтобы сделать шаг к нему на встречу.
Она не хотела сражаться с ним, но и не хотела вредить. Другого выбора не было. Пришлось проявить силу, чтобы попытаться хлыстом выбить меч из рук охотника, а потом снова дать драпу, только бы не совершить еще одну ошибку, за которую потом придётся сильно пожалеть.

+1

5

И это она убийца? Девушка была действительно напугана и, казалось, что в данной ситуации именно охотник является чудовищем, напавшим на абсолютно беззащитное существо. Дрожащий кролик, загнанный в угол. Можно было ее пожалеть. Вот только она вампир, а они далеко не белые и пушистые, а чудовище жаждущие крови, способное убить в мгновенье ока, если того пожелает. Сегодня один несчастный пал ее жертвой. Руки, покрытые кровью, не давали забыть о том, кем она является на самом деле. 
К чему же весь этот театр? Неужели она действительно считает, что может спастись таким образом? Можно было лишь позавидовать ее актерскому мастерству. Но действительно ли она играла испуг? Невольно начали закрадываться сомнения. Я дурак, если хоть немного верю в эту чушь. Но слезы казались действительно искренними. Ичиру просто не мог взнести меч и ежеминутно убить ее. Брат не мешкал бы в такой ситуации, верно? С досадой подумал он. Нерешительность так не вовремя охватила его.
Оправдания. От чего он сейчас слушал оправдания? Словно нашкодивший ребенок она сейчас оправдывалась перед ним. Какой в этом смысл? Будто кто-то начнет проводить расследование данных событий, словно что-то изменится. Все указывало на ее вину и слова «это не я» звучали попросту глупо и смешно. А кто же тогда? Можно было предположить, что в этом замешан кто-то еще, но Кирию никого не заметил, улицы были пустынны. Не сама же жертва решила распрощаться с жизнью, попутно подставив невинного вампира. Абсурд. Так почему же ты медлишь? Почему не убьешь ее? – охотник мысленно задал себе вопрос.
И ведь правда, его медлительность сыграла против него. Девушка, которая, казалось бы, не являет собой опасность, выглядела такой беззащитной и напуганной, атаковала его. Удар хлыстом был довольно неожиданным и, из мокрых от дождя рук, меч выскользнул и со звоном упал на асфальт. Не было времени удивляться неожиданной атаке. Нужно было быстро реагировать. Ичиру, как можно быстрее, подхватил меч, и рвануть следом за убийцей. Несколько секунд и он нагнал ее. Охотник ухватился за капюшон и потянул на себя.
- Знаешь, а ты хорошая актриса, я почти поверил. - он ухмыльнулся и приставил оружие между лопаток девушки. - Но теперь ты меня не обманешь. - лезвие меча прижалось сильнее. - Все еще будешь говорить о том, что это не ты? Голод? – парень засмеялся. - Прости, но я не могу принять это как оправдание. Пила ты его кровь или нет, а человек мертв и его кровь на твоих руках. Только не хватало Ичиру хладнокровия, чтобы в одно мгновение, одним движением меча, лишить вампира жизни. Возможно, из-за подсознания он не мог совершить это так просто. Отчасти хотелось услышать не только оправдания, а признание своего проступка, а может, чтобы она, каким-то чудом, оправдала себя? Зачем? Почему? Наверное, потому что она не была очередным сошедшим с ума монстром класса Е. Однако она при своем уме и не будет действовать так же опрометчиво, как те глупые чудовища, не стоило давать ей шанса на побег или атаку. Проснулся какой-то интерес к причине ее действий. Ради голода? Развлечения? Что двигало ей, заставляло нарушить закон? Эти вопросы заставляли охотника медлить, хотя он прекрасно осознавал, что болтовня с убийцей ничего хорошего не принесет.

+1

6

Саито не понимала, почему охотник медлит. Он мог всего в одно движение руки забрать жизнь еще одного вампира, но не делал этого, хотя должен был, как бы она не оправдывалась. Такие, как он, не разбираются в том, виноват ты или нет. Она - вампир, а значит, виновата с рождения.
Аристократке удалось выбить оружие и дать себе немного времени, но снова оказалась в плену. Вывернуться не получилось, и холодная сталь уперлась в спину, но не ранила. Девушка замерла, слепо смотря вперед. Какой-то короткий отрезвляющий момент и стало еще страшнее, чем было. Неизвестность и страх того, что все вот так закончится, так и не дав ей понять, виновата она или нет, и что стало причиной нарушения запрета.
Боли не было, в груди кольнул страх, и первый слова охотника она не слышала, как и шум дождя. Словно оказалась в вакууме, который разрушился так же неожиданно, как и поглотил ее. Причины не было. Хитеру услышала дождь, от которого промокла вся одежда до нитки и смех охотника, от которого она вздрогнула, а затем… Снова запах крови ударил в ноздри, а вместе с ним его запах и сердцебиение.
- Слишком близко… - она была голодна, а после таблеток почувствовать запах настоящей крови было мучительно больно, и ей хотелось утолить свою жажду или лишить себя источника, который так дразнил ее. Начинала злиться от безысходности.
- Да отпусти же ты меня! – рыкнула Хитеру сквозь слезы, стараясь хоть немного придать себе грозного вида, но не вышло. В голосе было только отчаяние и просьба. – Кровь… Твоё сердце… Так бьется… Отпусти или убей сразу! Я не хочу делать то, чего себе никогда не прощу.
Она могла снова и снова кричать о том, что это не она виновата в смерти того человека, но сама уже начинала верить в то, что кровь на ее руках оказалась не случайно и что это она нарушила запрет, ведь не было ни единой зацепки кроме неутоленного голода. Девушка не могла сказать, сколько она выпила и почему оказалась на холодном асфальте рядом с убитым. Не помнила ничего, словно кто-то вырвал из памяти этот фрагмент ее жизни, оставив мучительную пустоту, которая давила на сознание, не давая вспомнить.
Саито и в голову не могло придти, почему охотник не торопится убивать ее, почему медлит. Может, хочет поиграть с ней или поиздеваться перед тем, как убить. Тыкнуть ее носом в свое превосходство и насладиться мучениями жертвы, которая хочет жить. Хочет посмотреть, как она будет бороться за себя?
- Пожалуйста… Мне сложно сдерживать себя, когда пахнет кровью и ты рядом, - девушка боялась закрыть глаза или посмотреть на охотника, ей казалось, что перед глазами окажется нить вен, которая будет манить ее еще больше, чем запах, который въелся в память хуже ржавчины.

+1

7

Убить. Но это не так просто, как может показаться. Вот человек дышит, видит, мыслит, и, вот так вот просто, можно отнять все собственными руками. Но ведь это то, что он должен сделать, то, что обязан. Разве меч в его руках не для того чтобы отнимать жизнь? Жизнь вампира. Жизнь, о важности которой, он не должен задумываться. Но, убив ее, он станет убийцей, а значит ничем не лучше нее. Никакая благородная цели или долг не оправдывает крови убитых на руках.
А девушка все так же продолжала изображать невинность, да так искусно, что невольно начинаешь верить в то, что это не она. Но кто тогда? Ичиру предпочитал верить собственным глазам. То, что он видел, и было доказательством ее вины. Конечно, он не видел ни нападения, ни самого убийства, но это не было так важно. Никто иной, точно она. Или нет? Вновь и вновь грызут сомненья, надоедливые твари, которые просыпаются так не вовремя, так некстати. Странно было то, что она не пытается вырваться и убежать, чего ей стоило отнять еще одну жизнь? Вдруг ни души и, возможно, она бы вышла сухой из воды, даже если бы ее заметили, разве ей было что терять? Вне зависимости от количества жертв исход был один.
Да, ничто не делает работу охотника настолько «доблестной», как убийство испуганных, рыдающих девушек. А слезы, они все льются, словно недостаточно дождя. Какой в них прок? Они не спасут и не помогут. Но все же они заставляли медлить.
- Делать то, чего себе не простишь? Мне кажется, что ты уже это сделала. Или ты уже забыла?
Убедится раз и навсегда, кто прав и кто виноват, не поддаваться больше сомнениям и не чувствовать вины, вот все, что было необходимо в данный момент. Охотник отстранил свой меч, но вовсе не потому, что хотел отпустить ее, не потому, что поверил слезам, а лишь для того, чтобы показать содеянное ею.
Кирию ухватил девушку за запястье и, крепко сжав, потянул за собой. Конечно, было крайне опрометчиво, повернутся спиной к голодному вампиру. Это было каким-то безумием, от которого волосы на затылке становились дыбом. И Ичиру уже корил себя за такой глупый поступок. Но он готов был рискнуть. Уж от кого от кого, а от хрупкой девицы он сможет себя защитить. Он двинулся в сторону места, где было совершено преступление. Возможно, это заставить ее признать свою вину? А может оправдать?
- Ты говорила, что голодна? Наверное, нам стоит проведать брошенный тобой «ужин»? А вдруг еще что-то осталось? Он не пытался «играть» или издеваться, хотя вполне могло походить на то. Даже сам охотник думал об этом, но на самом деле им руководил интерес. Что же на самом деле произошло? Возможно, ответ был там, где все началось.

+1

8

- Переста-ань… - Саито попыталась воспротивиться охотнику и отстраниться от него. Неужели, он не понимает, что рискует быть укушенным? Конечно, она не чистокровный вампир и не сможет обречь его на проклятие детей ночи, но приятного в этом тоже мало, учитывая то, что он все же человек, а не такой же вампир, как она. – Я не хочу, - вампиресса дернулась, но безуспешно и дело было уже не в той силе, которую прикладывал охотник для того, чтобы пленница не вырвалась, а в том, что у нее не было ни сил, ни желания бороться. Флегматичная музыкантша просто не привыкла проявлять эмоции и всплеск, который свалился на ее голову, истощал ее, а его, в свою очередь, подкрепляла нарастающая жажда. Хуже всего было то, что Ичиру оттягивал момент и, словно нарочно дразнил ее.
Хитеру старалась из всех сил не смотреть на охотника, но теплое прикосновение к холодной руке на фоне дождя и влаги, осевшей на коже, привлекало к себе слишком много внимание, как и шея парня, которая из-за намокших волос чуть выглядывала, дразня ее еще больше. Запах крови, как и следы, смыл дождь. Саито смогла немного успокоиться, но он по-прежнему была голодна. И не раз уже в ее голове мелькала картина, как клыки погружаются в теплую плоть и кровь попадает на язык, утоляя жажду.
Один широкий шаг вперед и девушка ткнулась носом в спину охотника. С силой зажмурила глаза. Привести голодного вампира в переулок с убитым человеком, где все еще есть тонкий аромат крови, не лучшая затея. Все ее попытки взять себя в руки ушли коту под хвост. Теперь она снова хотела есть и, единственное, что смогла придумать, это понадеяться на то, что запах охотника перебьет запах крови и не будет так сильно раздражать ее.
- Если бы еще не слышать, как бьется его сердце и кровь пульсирует по венам…
Саито неосознанно задрожала и свободной рукой сжала плащ охотника, создавая подобие объятий. Слезы перестали катиться по ее щекам, но она по-прежнему походила на маленького перепуганного ребенка, который прячется за спиной брата, надеясь, что он защитит ее от того, что там, впереди, пугает и отталкивает ее.
- Не хочу… Не хочу… - как заклинание повторяла Хитеру, пытаясь вдолбить эти слова себе в голову, выцарапав их на камне сознания. Сильнее прижималась к Кирию и старалась успокоить дыхание.

+2

9

Ичиру застыл на месте. Как только девушка прижалась к нему, он не смог сделать ни шагу. Казалось, что, на мгновение, тело перестало его слушать. Парень был действительно ошарашен и совершенно не понимал, как ему действовать в подобной ситуации. По правде говоря, он знал. Для начала, стоило перестать торчать как столб и тупо смотреть в пустоту... Вот только мозг частично «парализовало» и он упрямо не хотел мыслить здраво. Что за странные игры? Конечно, охотник понимал, что в данной ситуации виноват только он. Кто же еще, из-за собственной нерешительности и сомнений тянул кота за хвост и сам же давал повод всему повернуть далеко не в свою пользу. А ведь в силу своих заурядных способностей он не имел права на подобные ошибки. Ведь это могло стоить жизни. Оставалось лишь радоваться тому, что сама вампирша не могла слышать его мыслей, и охотник все еще мог сохранять грозный вид. Оставалось лишь убедить себя в собственном хладнокровии. А это уже было чертовски сложно.
В действительности его взволновало еще и то, что он не успел как-либо отреагировать, более того он просто встал на месте. Это было плохо, слишком плохо для человека, который должен был охотиться на чудовищ. Подпустить врага так близко. Сердце неприятно дернулось. Складывалось впечатление, что природа обделила его не только здоровьем, но и инстинктом самосохранения, по крайней мере, в данный момент это было действительно так. С таким же успехом она могла напасть, и приходилось только надеяться, что при таком ходе событий он действовал бы иначе.
Наконец-то, Кирию смог взять себя в руки и обернутся. Девушка вела себя на удивление тихо и это настораживало. Сейчас она была хрупкой и беззащитной, одной из тех, кого хотелось бы защитить, а не лишать жизни. И для себя бы было проще просто отпустить, ведь как говорят? Нужно прощать. Вот только убийство нельзя проигнорировать. И человек, тот, который лежал лишенным крови, вряд ли бы простил, но с другой стороны трупов ничего не беспокоит. И о чем я только думаю?   
На удивление быстро затихшие всхлипы. Возможно, их не было слышно из-за шума дождя, но казалось, что плач прекратился. Успокоилась? Слишком наивно было предполагать, что это так. Затишье перед бурей? Вероятнее всего. Неужели куда-то исчезло отчаяние и страх? Что-то заменило их, возможно, чувство голода охватывало ее разум? Но нет, слышно глухое бормотание. Одни и те же слова, она все еще себя контролировала. Но долго ли?
- Как жаль, что ты раньше не могла сказать себе этих слов. - И это было действительно так. Хотелось просто не заметить всего этого, находится дома, а не под дождем с вампиром вцепившимся в спину.

+2

10

- Не поворачивайся… Пожалуйста… - тихо попросила Хитеру. – Ты дразнишь меня… - и от этих слов стало не по себе, как и от ощущений. Аристократка отвела взгляд, на щеках появился легкий, но заметный румянец. Мало того, тчо она была до чертиков напугана ситуацией, в которую угодила, так еще теперь и это. Голод стал ощутимее из-за того, что охотник привел ее к убитому человеку, а кровью здесь пахло отменно, несмотря даже на то, что дождь продолжал идти и уже успел смыть часть следом. Человек, может, и не чувствует этого запаха, но только не вампир, который уловит тонкий манящий аромат, ведь жрать таблетки упаковками – это совершенно другое, нежели пробовать настоящую кровь. Можно заменять таблетки кровью другого вампира, да, наверное, так было бы даже лучше, но у Саито не было такой возможности. Ее ни к кому не тянуло настолько, чтобы кровь другого вампира могла заглушить ее голод и что оставалось в итоге? Только мучиться от желания и разума, которые продолжают бороться внутри нее, и что за зверь победит в итоге – неизвестно.
Музыкантша пыталась склонить чашу весов в пользу разума и пересилить свое желание крови, но, даже прячась за спиной Ичиру, пытаясь его запахом перебить кровь в переулке, она начинала понимать, что дразнит ее уже не убитый человек, чья кровь, казалось бы, доступна и ему, по сути, уже не нужна, а парня, что стоял перед ней. И от этого желания становилось не по себе.
Голодная и смущенная она продолжала прижиматься к спине охотника, не зная, как он поступит дальше.
Сколько раз она сказала ему о том, что голодна, сколько раз упомянула его, сколько раз пыталась предупредить и… защитить? Как смешно же это звучит… Вампир пытается защитить от себя охотника, который желает ее убить!
Стоило бы воспользоваться своим положением и те, что охотник медлит, оттягивает момент с ее убийством или колеблется. Она не думала об истинной причине того, почему она все еще жива, а не лежит кучкой пепла на асфальте, которую вот-вот смоет дождь и унесет в канализацию. Она могла бы атаковать его или же укусить, чтобы заглушить свой голод, но ничего из этого не вышло, хотя желание продолжало расти, а вместе с тем и попытки взять себя в руки.
Ей хотелось приподняться на носочки, чтобы дотянуться до охотника, ведь он был выше нее. Приобнять его за  шею, ласково, бережно. Притянуться к нему ближе, чтобы потереться носом об открытую шею, прикусить мочку уха, едва поранить острым клыком, чтобы на язык упало всего несколько капель крови. Кажется, что этого ей было бы достаточно для того, чтобы понять, что это – ее человек.
Но вместо этого она закрыла глаза – веки подрагивали, выдавая эмоции, которые сложно было контролировать. Лицо было мокрым, как и волосы, уже и не поймешь, что было тому виной: дождь или слезы, а то и все вместе. Она промокла до нитки, но даже это не могло отвлечь ее от постороннего тепла, за которое она цеплялась, сильнее прижимаясь к охотнику, словно только он мог защитить ее.

+2

11

То, что происходило в данный момент, напоминало какой-то чудаковатый сон. Все было настолько абсурдным, что сложно было принять это за действительность. Вот только дождь был слишком реалистичным, как для сна. Но, промокнув до нитки, холодные дождевые капли уже и не ощущались. Так может это все не взаправду? Подумать только, взглянуть со стороны, как, на пустынной улице, вампир стоит в обнимку с охотником. Что-то тут явно было не так. Совсем не так. Кто знает, возможно, это был труп неподалеку. Да, пожалуй, мертвые всегда омрачают обстановку.
Множество раз, год за годом, Ичиру доводилось слышать о том, что вампиры – монстры, а сейчас объятья монстра были такими же теплыми, как и человеческие. Нельзя было точно сказать, что у нее сейчас в голове, а у охотника отсутствовало какое-либо желание мыслить здраво. Если целью было отвлечь его, то это у нее получалось действительно хорошо. Пускай, хоть на мгновение, Кирию позволил обмануть себя. Хотелось прогнать хмурые мысли и просто забыться, отбросив чувство долга и дурацкие предосторожности, которые, к сожалению, были далеко не лишними.
В конце концов, нельзя было сказать, что это было ему неприятно. Возможно, как и некоторые из охотников, он должен был почувствовать отвращение от подобной близости к врагу, но очень сложно было увидеть в испуганной девушке такового. Стоило признать, что она была довольно привлекательной, что, собственно, не было странным для вампиров. Их внешность заманивала жертв, усыпляла их бдительность, заставляла идти на поводу у этих убийц. А ведь сердце билось по-предательски быстрее, из-за наличия за спиной хрупкой девицы, которая отдавала частицу тепла в этот холодный вечер. Так глупо. Чего-чего, а поддаваться эфемерным эмоциям было не самое подходящее время.
Подумать только, как в какой-то нелепой сказке, чудаковатый охотник, который не решался убить, встретил не менее чудаковатого вампира, который не собирался нападать. Кто знает, чем она закончится и каковой будет ее мораль.
Предупреждает. Вновь и вновь предупреждает. Действительно странная вампирша ему попалась. Каков ее мотив? Удивительно если цель в том, чтобы защитить охотника от себя. Зачем это вампиру, который уже убил человека? Сложно было представить каких усилий стоит сдержать голод, а стоило ли оно того. Да и от чего же она брезговала предыдущей трапезой, тоже было как-то неясно. Ичиру совершенно не понимал ее действий, хотя знал, что и сам ведет себя довольно странно, он не просто медлил, а, можно сказать, бездействовал.
И все же, все это слишком походило на сон. Крайне странный сон. Хороший он или плохо? Возможно это кошмар? Тогда вскоре должен появиться монстр.
- Дразню? Я ведь привел тебя к твоей еде. Или ты брезгуешь холодными блюдами? - Во сне не чувствуешь боли, во сне можно делать самые глупые поступки. Наверное, глупость последующего поступка, переходила всякий здравый смысл.
Холодным лезвием Кирию порезал собственную ладонь, замерзшую руку обжигала алая кровь. Дразнить голодного зверя опасно, но от чего-то, так интересно, тем более дразнить зверя, который, так умело прячется за невинным образом человека. Он поднес вверх руку, и капля крови упала на лицо девушки. Оставалось лишь ждать появления монстра, однако, кто им был в этом кошмаре, было неизвестно.

+1

12

- Дурак… - тихо, но отчетливо бросила Хитеру. Ее пальцы сильнее сжали плащ охотника, который уже давно не защищал его ни от дождя, ни от холода, только от тонких пальцев музыкантши, которая ненарочно могла оставить на нем красноватые следы от побелевших пальцев – они выдавали ее напряжение и бесполезную попытку отвлечься и справиться со своим голодом.
Ичиру дразнил ее, теперь не только своим запахом и близостью, но и кровью, которую он нарочно проливал. Аристократка не ошиблась, она действительно пахла весьма заманчиво, ничуть не меньше, чем тогда, когда она просто вдыхала его запах. Как странно… ведь она не единожды пересекалась с людьми и не желала чьей-то крови так сильно. Спокойно ограничивалась таблетками, которые утоляли голод, но… Что сейчас пошло не так?
Она сильнее спрятала лицо, зажмурила глаза, которые уже начинали болеть от постоянного напряжения, и закусила губу слишком сильно – клык прорвал плоть, и по светлой коже скатилось несколько капель крови, оставивших безобразную багровую полоску, которую смоет дождь. Запах собственной крови немного перебивал ту несносную каплю, которую на нее обронил охотник, но не рану на его руке, да и не его запах, которые по-прежнему продолжали дразнить ее. Она не понимала, зачем он это делает, чего пытается добиться. Подставить свою жизнь под угрозу, чтобы потом было проще убить и быть точно уверенным в том, что вампир был виновен? Хотя бы в том, что посмел желать то, что ему не принадлежит и о чем думать даже не стоит. Показать личину монстра, желающего кровь.
Саито прятала глаза, понимая, что они, как ничто другое, выдают ее желание и совладать над ними еще труднее, чем над своим телом и поступками.
Девушка ждала, что этот кошмар закончится, что у любой плохой истории будет свой финал, пусть не счастливый для нее, но он будет – конец, который становится долгожданным с каждой секундой, проведенной в отвратительной реальности, где непогода становится отражением состояния души. Ей было уже все равно, чем все закончился: ее победой или поражением, и пусть на кону стояла ее собственная жизнь. Это уже ничего не меняет, когда время мучительно тянется и пограничная ситуация давит на нее, словно стены на человека, страдающего клаустрофобией. Хитеру боялась не неизвестности, которая ждала ее впереди, а того пути, который она должна была преодолеть до того, как окажется в конечном пункте назначения. Долго и мучительно шла по дороге, и каждый раз сильный ветер сносил ее с ног, и снова приходилось делать все сначала. Вот только… что она может сделать теперь? Когда стоит на самом краю и все зависит от решения охотника, который захотел поиграть с ней в непонятные игры. Ему ведь все равно, что она испытывает. Все равно, что ей тяжело и больно сдерживать свое желание. Все равно, что она не хочет вредить ему. Все равно, что она не хочет желать его так.
она больше не говорила. Только стояла и ждала, когда все закончится. Пыталась сдержать свое желание и не думать о том, что он манит ее, и дождь не может ни смыть, ни отвлечь, ни заглушить этого влечения, которое только нарастает и давит все сильнее на виски, тяжелым камнем оседая на груди.

+1

13

Ичиру хотел было что-то сказать, но лишь шумно выдохнул, и кисло улыбнулся. Он едва ли не проронил «прости», но вовремя остановил внезапный порыв. Возможно, это было бы действительно кстати, извинится, ведь в чем-то он и перегнул палку. И все же, как-то не по себе было признавать собственные ошибки и, более того, произносить это вслух, к тому же, перед своим врагом. Хотелось как-то оправдать себя, но, где-то в глубине души, зарождалось чувство сожаления, которое так неприятно грызло его изнутри.
« Шутка ли дразнить вампира? Действительно дурак, кому же еще могут в голову приходить подобные идеи?» Рана окликалась глухой болью, он сжал руку в кулак и по ней, словно пробежал ток. «Как жаль, что люди уступают вампирам в способностях регенерации. Весьма полезное умение. Сколько бы ей понадобилось времени, чтобы избавится от столь мелкого ранения? Минута? Две?» Какие-то глупые мысли, не собирался же он это проверять.
Охотник разжал кулак и подставил руку под холодный дождь. Под каплями рана приятно пульсировала, а кровь быстро смывалась и капала на темный асфальт. Тяжело было представить, каково это, терять самообладание от простой крови, всего-то алая липкая жидкость, неужели она действительно настолько хороша? «Насколько же сильную жажду они могут испытывать?» Что если бы людям запрещали пить воду, а вынуждали пить какой-то заменитель, лишь частично приглушающий желание пить? Действительно тяжело было бы отказаться от того, что необходимо тебе для жизни. Лишать себя чего-то ради мирного существования, чтобы их перестали считать чудовищами и истреблять. Кирию чувствовал, как сильно девушка сжимает плащ, словно это помогало ей скрыться от истинного монстра внутри. Наверняка сейчас ей приходилось очень тяжело. Столько усилий над собой, чтобы сохранить себе жизнь. Доказать, что она не способна напасть? Что она не желает становиться убийцей? Но она уже являлась таковой, разве нет? Оставалось только поражаться ее самообладанию. Конечно, вопрос времени, как долго еще она продержится.
- Наверное, тяжело себе сдерживать?- Ичиру говорил без какой-либо насмешки, скорее с какой-то долей сочувствия. - И как же мне поступить, когда ты так стараешься выжить?
«Убить или отпустить, верно? Какое из этих решений будет действительно верным? И можно ли найти действительно верное решение… возможно, его и вовсе нет?» Охотник не спешил убивать жертву хотя бы потому, что слишком неоднозначно было произошедшее, а ему уж никак не хотелось становиться убийцей, просто очередным убийцей, который истребляет вампиров только из-за того, что они это они. Сейчас Ичиру не видел чудовища, кровопийцы и, возможно, это был просто большой самообман, и все же, можно ли так просто отпустить? И уж тем более изголодавшего вампира. Наверное, не хорошо подвергать простых людей опасности. Конечно, всегда есть и третий вариант: если она все же перестанет себя контролировать, придется побеспокоиться о спасении собственной шкуры.

+2

14

Дождь смывал кровь с раны охотника, и та падала вниз тяжелыми каплями. Вода уносила ее, но Хитеру легче не становилось. Они стояли посреди улочки, которая была под наклоном, и не на самой ее вершине. Дождевая вода уходила вниз, а перед тем, как исчезнуть, проходила мимо них и снова дразнила ее свежей и теплой кровью. Но теперь еще сильнее. Не так, как кровь убитого незнакомца. Кровь человека, оказавшегося в ее невзаимных объятиях была слаще и притягивала ее не меньше, чем то тепло, которое исходило от него. Саито сильнее зарылась носом в его спину, только бы как-то перебить запах крови. Пусть даже вместо этого дразнила себя его запахом, который казался не менее соблазнительным, но все же помогал немного сдержать желание вонзить клыки ему в шею или кровоточащую руку.
Он перестал на нее давить, и стало немного легче. Снова заговорил, и в голосе появилось сочувствие. Это не свойственно охотникам. Не свойственно тем, кто пришел убить зверя. Убийцы никогда не сочувствуют жертве. Вот только непонятно, кто из них двоих убийца: он или она?
- Ты весь промок, - констатировала факт. Это и дурак видел. Они стоят под ливнем черт знает сколько времени, играют в идиотские игры, где оба отлично преуспевают и получают главный приз – кубок идиота года. Идиот вампир и его друг идиот охотник. Один не может убить, другой не может сожрать, но  и разойтись тихо-смирно они тоже не могут. Боги явно издевались, когда столкнули их вместе.
Забота или попытка отвлечь себя хоть на что-то? Вода лилась рекой с обоих, а дождь не прекращался. Уже не было нужды искать навес, подходящее заведение или дом, где можно было переждать непогоду. Они промокли оба до нитки. Бесполезно даже одежду выжимать, она вмиг снова намокнет. Ливню не было ни конца, ни края. Он беспощадно стучал по крыше, заглушая их голоса, словно отрезал их от всего мира, заперев в этом проклятом переулке, где все еще лежит изуродованное тело незнакомца, а виновник так и не поплатился за погубленную жизнь. Он и не найдет. Она ли это или кто-то другой? Но кому тогда понадобилось подставить аристократку? Зачем кому-то нужна ученица академии? Начинающий музыкант…
Сдерживать себя тяжело, но человеку не понять, насколько мучается вампир, пока пытается не дать себе волю. Удержать желания всегда трудно. Попробуйте остановить разъяренного быка, который несется на тореадора или машину, которая мчится на максимальной скорости, а тормоза у нее отказали, а ей к тому же больно. Клыки удлинились, прося крови. Цвет глаз изменился. В груди все ноет и болит. Жарко, несмотря на то, что холодная вода должна спасать.
- Просто отвлеки меня, - внятный ответ и быстрое движение. Это было опасно, но Саито рассчитывала на то, что охотник не успеет среагировать. Перестала обнимать его и прижиматься к нему, как испуганный ребенок, которому нужен был защитник. Дернула его за рубашку на груди, чуть пониже ворота, чтобы заставить повернуть к себе лицо и, зажмурившись, коснулась его губ. Не можешь совладать со своими страхами, болью и желаниями, создай себе неловкую ситуацию, она уж точно вынесет из головы все, что до этого в ней было!

+1

15

Непрекращающийся ливень словно отбирал всю жизнь с этого мрачного переулка. Люди казались чем-то чужеродным здесь, ведь все вокруг охватила стихия, и она была не намерена отступать. Нормальный человек сидел бы дома и грелся, укутавшись в теплое одеяло, попивая горячий чай, вряд ли бы кому пришло в голову даже пса на улицу выгнать, но разве здесь были нормальные люди? Что уж говорить, один из них и вовсе был мертв. Наверное, единственный кого дождь ни капли не беспокоил. Напротив, вода смыла с мертвеца следы крови, и теперь он не внушал страха и отвращения. Распластавшись на земле труп, походил на тряпичную куклу, брошенную и забытую, которая никогда не была живой, и оставалась лишь серым пятном на асфальте.
Кем он был? О чем он думал? Какие планы на будущее он строил? Сейчас это уже было не важно. Человек никогда не может знать точно, когда его настигнет смерть. Каждый живет так, словно он бессмертный. Но знать когда и как ты умрешь… Тогда бы жизнь превратилась в сплошное ожидание дня х, а может появилась бы возможность его избежать?  Но все же, все должно идти своим чередом, даже трагические события. Все влечет за собой определенные последствия. Будь этот человек жив и это серая улица пустовала бы и дальше, как и раньше, каждый бы продолжил идти своим путем, прошли бы мимо и, скорее всего, и никогда слова не проронили бы друг другу.
Внезапная заурядная фраза, которая прозвучала действительно неожиданно, слишком буднично, слишком просто, как-то не к месту, но она немного развеивала напряжение в воздухе, делала все не таким уж серьезным. Что это? Признание очевидного, с окрасом блеклого беспокойства? Наверное, последнее, о чем можно было думать сейчас, так это о мокрой одежде. Ни для кого не секрет, что дождь это холодно и мокро, да и без зонта под ним стоять не самая хорошая идея. Изрядно вымокшая одежда, тяжелая и неприятная, возникает ощущение, словно постепенно превращаешься в нерушимую статую, прикованную к земле. Однако и девушка, спрятавшаяся за спиной, находилась в абсолютно идентичном положении. Увы, но ливень не щадил никого.
Ичиру буквально выдернули из лабиринта собственных мыслей. Он даже не успел как-то отреагировать или ответить на сказанное. Слишком опрометчиво было просто принять воцарившееся, некоторое время назад, спокойствие. Как-то рано он позволил себе ослабить бдительность, хотя, если подумать, с ней с самого начала не заладилось. И, в итоге, из-за собственной же невнимательности, легким движением руки, его резко развернули, а охотник легко поддался данной манипуляции, даже не успев дернуться. И можно бы было ожидать чего угодно, но уж точно не произошедшего дальше.
Минутное оцепенение и только глаза расширились от удивления. Такое неожиданное прикосновение губ вампирши откликнулось теплой волной, которая разнеслась по всему телу, словно прогоняя холод, окутавший его до этого, ощущение же опасности притупилось, не давая осознать, насколько же глупы сейчас его действия. Позволить себе поддаться импульсу? Отвлечься? Наверное, это был бы не такой плохой выход из данной ситуации, возможно временный, но все же. Кирию обхватил рукой запястье аристократки, которая все еще держалась за рубашку и, под ритм безумно бьющегося сердца, впился поцелуем в ее губы, на которых все еще чувствовались дождевые капли. А в голове то и дело проносилось: «да ты просто сошел с ума».

+2

16

Неловка ситуация да неловкой погоняет! неловкость, к слову, была хорошим поводом отвлечься, но, увы, неловкостью тут и не пахло. Саито была раздразнена запахом крови. Ее уже всю давно смыл дождь, но желание осталось неутолимым и это гложило ее, не давая успокоиться и забыть. Не было под рукой даже чертовых таблеток, но, и сожри их даже вместе с пачкой, девушка была уверена в том, что будет продолжать хотеть кровь. Слишком много ее было пролито этим вечером, слишком близко был ее источник. И, если с трупом она смирилась и могла уже забыть о нем, поскольку вода сделала свое дело, то Ичиру допустил больше ошибок, чем она – пролил свою кровь. Она манила аристократку еще сильнее той, что бесполезно пролилась на землю из ран несчастного, которому сегодня повезло чуть меньше, чем обычно.
Источник крови был непозволительно рядом и Хитеру едва сдерживала себя, чтобы не «почесать» клыки о его шею, а так хотелось приоткрыть рот и сомкнуть губы, когда на язык попадут сладкие алые капли, но она не позволила себе задеть ими даже материю, зная, к чему приведет любая неосторожность – оцарапает и лишится жизни или, чего хуже, больше не сможет держать себя в руках и захочет большего.
Ответная реакция выбила воздух из легких, но не желание – оно преобразилось, но не исчезло. Музыкантша хотела, ничуть не слабее прежнего, но уже не крови, а тепла постороннего тела, которое она уже едва ощущала из-за непрекращающегося дождя.
Она расцепила пальцы, которыми держала его ворот, но даже не попробовала высвободить руку, которую охотник теперь держал за запястье, ограничивая ее в действиях. Частичку тепла она уже получила, но… мало. Ничтожно мало! Саито чуть приподнялась на носочках, чтобы компенсировать разницу в росте и обвила свободной рукой шею парня, чтобы подтянуться к нему и продолжить начатое. Пусть держит, так даже приятнее… осознавать, что ты, отчасти, находишься в чей-то власти.
Аристократа подалась вперед и прижалась к телу охотника. Он уже не мог согреть ее, не мог поделиться теплом тела, которое промокло и охладело из-за проклятого ливня, а вода тяжелыми гроздьями продолжала падать с неба и разбиваться о землю, обрушивая на асфальт сотни брызг. У дождя свой ритм, но он, словно замедляется на фоне сердцебиения. Тук-тук-тук превратилось в беспощадное «Бом!».
Хитеру оторвалась всего на мгновение, чтобы сделать новый глоток воздуха – вышел пар, а с ним, казалось, остатки тепла – неприкосновенного запаса, которые не хотелось тратить на безделицы. Здесь его восстановить практически невозможно. 
Простое и понятное чувство появилось где-то в районе губ, затем опустилось ниже и в груди разрослось до критических размеров, пока не начало таять, словно воск у зажженной свечи и отправлять горячие капли вниз, чтобы еще и еще нестерпимо обжигать нутро.

+1

17

И вновь закрадывалось чувство нереальности происходящего. Неужели что-то подобное могло происходить на самом деле? Но кто сказал, что реальность должна быть простой и предсказуемой? Напротив, она умеет подбрасывать сюрпризы. Иногда хорошие, часто не очень, временами нелепые и даже крайне неловкие, например, как сейчас. Сложно было предугадать подобный поворот событий. Как ни крути, а стычка охотника и вампира явно должна была выглядеть как-то не так. Все это шло против всякой логики, было неправильным, но, тем не менее, осознание этого не помогало опомниться, а скорее наоборот подзадоривало и не давало остановиться, когда это было очень даже кстати.
Внезапный порыв и количество ошибок данного вечера возросло еще на одну. Даже осознавая это Ичиру не чувствовал сожаления и, вернись он на несколько минут назад, то совершил бы то же самое, даже несмотря на всю неловкость, которая охватывала его.
Здравомыслие утопало и терялось из-за нахлынувшего желания, которое так неожиданно решило проявить себя. Столь опрометчивое действие давало пищу смущению, которое сковывало тело и в то же время заставляло сердце безумно колотиться. Охотник чувствовал, как начинает краснеть и что могло быть хуже? Внешность предательски выдавала его и не давала сохранить иллюзии непоколебимости, и это окончательно разрушало остатки спокойствия.
Глупо было надеяться, что происходящее каким-то образом вернется в норму, это было возможно раньше, но не сейчас, он сам позволил придать делу подобный оборот. Кирию ничего не мог с собой поделать, здравый рассудок затуманивали эмоции, а Саито, тем временем лишь все усугубляла, подводила к черте, которую не стоило переходить. Пускай одежда и намокла под ледяным ливнем, но это не могло лишить жара прокатившегося по телу, когда девушка прижалась к нему. Оставалось лишь удивляется ее решимости, а может это просто ловушка? Ичиру хмыкнул и слегка улыбнулся. Да, эта догадка могла быть действительно верной.
- И что за занятная уловка? - проведя рукой по щеке вампирши, он оставил кровавый след от раны, который тут же смыли дождевые капли. Убрав длинные рыжие волосы, он прикоснулся к шее и отчетливо почувствовал, как сильно бьется ее сердце и его биение чувствовалось и через запястье, которое он крепко сжимал. Приятно было осознавать, что не он один утратил покой. Но чему удивляться? Ведь ее уже давно мучила жажда.
- Вопрос только в том, как далеко ты готова зайти? - да и Ичиру хотел задать себе схожий вопрос: «А насколько далеко готов был зайти он сам?». Подхватив девушку за талию, охотник прижал ее ближе к себе. Казалось еще немного, и он вовсе потеряет голову. Осознание того, что враг находится настолько близко, вовсе не отталкивало, не пугало, а скорее влекло. А ведь этой хрупкой девушке было под силу лишить его жизни, ее хищные глаза не давали об этом забыть. Сейчас в своих руках он держал опасную кровопийцу, и от этой мысли внутри все трепетало.

+1

18

- Всего лишь попытка отвлечься, - Саито шумно выдохнула, задевая дыханием губы охотника. Он был слишком близко к ней, не пренебрегал прикосновениями где-то аккуратными и нежными, как прикосновение к щеке, где-то грубыми и болезненными – на запястье, которое он продолжал держать, словно боялся, что она предпримет еще одну попытку бегства, но ничего. Она немного успокоилась, отвлекшись на него. Жажда крови отступилась, несмотря на то, что он, как нарочно, измазал ее щеку. Аристократа отчего-то была уверена, что, подайся она за его ладонью, коснулись губами кровоточащей раны, то сможет остановить себя – не дать оступиться и припасть клыками к манящей плоти. Оставит поцелуй. Обычный. Человеческий, чтобы потом снова подняться к губам, которые всегда будут оставаться в выигрыше.
На второй вопрос охотника она уже не ответила. Он подтянул её резко и близко, выбив из легких весь воздух вместе с тихим удивленным вздохом. Хитеру растерялась. Свободная рука рефлекторно легла на грудь Кирию, но не стала отталкивать его или как-то препятствовать дальнейшему сближению. Догадаться, о чем он говорил, совершенно не сложно, сложнее понять свои желания и уже отталкиваться от них.
Музыкантша больше не хотела поточить клыки о чью-то артерию и не пыталась ощутить сладковатый вкус крови на языке, но желание было, сильнее предшествующего. И кто сказал, что нет ничего ужаснее голодного вампира? Есть банальные желания, которые, если правильно обставить, окажутся весомее всего остального. И в этом не было ничего странного. Для притяжения тел расовые отличие не важны, как и сословие. Она видела перед собой парня, чувствовал его тепло и властные прикосновения, которые не давали отстраниться: уже не разберешь, как жертву или приглянувшуюся особу противоположного пола. Хитеру и сама была не прочь прижаться плотнее к охотнику и снова ощутить привкус и тепло его губ.
Ливень уже не задевал. Вампиресса давно перестала обращаться на него внимание и теперь, немного придя в себя, наконец, услышала его шум за бешеным стуком сердца, которое продолжало сходить с ума. Стала осознавать, что происходит и отдавать себе отчет в действиях, но даже так не могла от него отстраниться – не хотела. Все устраивало и так. Не мог объяснить себе, что именно так притягивало к человеку, охотнику, который готов был убить ее, не против ошибки, хотя и сам, скорей всего, не безгрешен.
- Настолько, чтобы мне больше не было холодно, - прошептала девушка, неотрывно смотря на охотника.
Ее ответ можно расценить по-разному. Стоит вспомнить зиму, обморожение и попытки борьбы с безжалостной стихией – стянуть всю холодную одежду, которая уже не поможет согреться, и ощутить тепло постороннего тела, так ты быстрее согреешься. Уйти с ливня и устроиться где-то в теплом помещении или закончить все прямо здесь… одним точным ударом меча, чтобы уже не хотелось ничего, чтобы на все было плевать.

Отредактировано Saito Hitery (2014-07-27 04:58:06)

+1

19

Рассудок все еще просил опомниться, взывал с отчаяньем к здравомыслию, просил бежать и бросить все и не вовлекать себя в неприятности. Но голос разума был слишком тихим, почти неслышным и невнятным, настолько скучным и надоевшим, что не было ни малейшего желания к нему прислушиваться.
Атмосфера вокруг изменилась, стала совсем иной, чем прежде. Вокруг словно образовалась сфера, ограничивающая от всех ненастий, бед и ужасных происшествий. Словно здесь их было только двое и ничего вокруг. Как будто предрассудки и вражда исчезли. Казалось, словно замерло время, а вместе с ним затих и ветер, дождевые капли словно кружили вокруг в причудливом танце, лишившись желания достигнуть земли. Мысль о том, что этот мрачный переулок может показаться местом, почти что, уютным, казалась чем-то невозможным и смешным, но все же, это было действительно так, по крайней мере, на короткий миг.
Из-за промокшей холодной одежды, по телу все еще проносилась дрожь, а, возможно вовсе и не от холода. Находясь так близко к девушке, чувствуя ее дыхание и биение сердца, все это пробуждало волнение.  В своих руках он словно держал огонек, который мог согреть, но в тоже время обжечь, а, то и вовсе, испепелить.
Ичиру отпустил ее запястье, неожиданно легко, словно выражая свое доверие, ведь теперь его не мучила навязчивая предосторожность, что было раньше, страх и осторожность больше не сковывали. Возможно, это могло быть ошибкой, даже последней ошибкой в его жизни, но теперь ему было наплевать.
К его удивлению Саито даже не пыталась сопротивляться, скорее напротив, была на удивление покорной и позволяла ему, то, что ему вздумается, не противясь ни словами, ни действиями. Сам же охотник не мог уже так просто остановиться. Ее пристальный взгляд словно гипнотизировал, завораживал, не давая оторваться.
- Вот же хитрая лисица. - тихо пробормотал он, не отводя взгляда. На лице появилась улыбка.
Охотник прижал девушку к стене дома. Да, это точно не смогло согреть, вероятнее всего стена была просто ледяной, вот только здесь часть крыши укрывала от дождя. Правда укрытие было ничтожно малым, и Кирию чувствовал, как за шиворот капают капли, неприятно стекающие по спине. Из-за этого он лишь ближе прижимался, при желании скрыться, сокращая расстояние между ними к минимуму, практически сталкиваясь носом к носу. Он как-то неуверенно и медлительно склонился к ее губам, согревая их горячим дыханием, хотя ранее это не было такой проблемой, ранее он поддался без лишних раздумий.
Ичиру мягко коснулся губ девушки поцелуем, не отводя от ее глаз взгляда, словно пытаясь проследить за каждым ее действием, поймать взглядом каждую ее эмоцию. А в то время рука скользнула под одежду, касаясь гладкой кожи холодной рукой.

+2

20

Какая-то доля секунды. Этот взгляд в глаза. Молчание. И даже не слышно, как капли упрямо бьют по крыше, разбивая позже об асфальт. Музыка окружающего мира стихла и исчезла, разбившись об встревоженное сердце. Саито не была уверена в том, что поступает правильно. Он охотник. Убийца. Враг. Человек. Но в этот миг, в этом месте, так близок и желанен ей. Она должна была его оттолкнуть, снова попытаться вырваться, задурманить ему разум и воспользоваться слабостью, но…
Хватка охотника ослабла. Мужская рука больше не сжимала тонкое девичье запястье, подарив ему свободу, не требуя ничего взамен. Вот шанс исчезнуть отсюда, чтобы больше никогда и никогда не возвращаться. Хитеру медлила. Стояла под дождём рядом с несостоявшимся убийцей и продолжала смотреть на него. Сердце отдавало один тяжелый удар за другим – огромный колокол Нотр-Дама лениво покачивался, стенками касаясь язычка. Отдавался в груди звоном и тяжестью, но так приятно…
Освобожденная рука скользнула вверх по груди охотника. Выше. Еще и еще, пока не обвила шею охотника. Они снова стали ближе. Еще на каких-то пару сантиметров, от которых будет теплее. Так сердце бьется медленней, упиваясь его теплом, которое он отдает, себя не щадя.
Она не ответила, только улыбнулась. Воздух вышел из легких с тихим вздохом – он снова выбил ее из колеи событий, едва давая опомниться. С запозданием ощутила, как холодные капли скользят по спине, опускаясь все ниже и ниже, а стена, ледяная, как черствое сердце, холодит кожу даже через одежду. По телу пробегает дрожь, и уже не поймешь: от холода ли или близости парня. Он прижимался плотнее, наступая на нее, как истинный охотник на дичь. Снова и снова выбивал воздух из легких, давая только надрывисто вдохнуть и замереть в ожидании. Что будет дальше?
Слишком близко. Стало неуютно. Непривычно, и здравый ум шепчет, что ей стоит сильнее вжаться в стену, только бы увеличить между ними расстояние. Оттолкнуть и уйти, но… Она замирает и смотрит на него, не владея своим телом. Разум давно потерял свою силу, оставив ощущения и чувства. Он так близко… Горячее дыхание задевает губы, дразнит. Он медлит, словно снова издевается над ней, не давая получить все и сразу, но и она не тянется навстречу. Боится? Да, это чувство все еще осталось, и было, пока расстояние снова не исчезло, оставив на губах привкус поцелуя. Он стал другим. Мягким. Успокаивающим. И ей самой захотелось ответить, растворившись в нем. Осторожно коснуться его щеки влажными от дождя пальцами. Несмело, немного робко, пока холод от его руки не пробежал по коже. Снова дрожь, но в этот раз уже не холодно. Лишь поначалу обжигая, лед согревает. Саито показалось, что кожу натерли снегом и теперь она, раздразненная колкостью, пылала и горела. Становилось жарко, и мокрая одежда ничего не меняла, как и дождь, и воздух, в котором теперь слишком много влаги.

+1


Вы здесь » Vampire Knight: Dynasty » Альтернативные истории » Недоделки и кровавая баня


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC