Vampire Knight: Dynasty

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vampire Knight: Dynasty » Основное сюжетное » [28.09] Нужные слова.


[28.09] Нужные слова.

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

1. Участники: Лука и Оури
2. Место действия: улицы города
3. Общее описание: После предыдущей сцены с Сарой, Хару сталкивается с Лукой, которая возвращалась из города в академию. Это их первая встреча после бала. Как отреагирует девушка на мужчину, когда узнает, зачем он пожаловал в город?
4. Статус игры: на старте.

0

2

Солнышко ярко и весело сияло в небесах, освещая улицы города, наполненные людьми. Все они куда-то спешили, толкались, но никто ни на кого не обижался, и людская толпа текла в своём направлении. Сегодня был действительно хороший день, один из тех, что иногда выпадают в конце сентября – кажется, люди именуют это «бабьим летом».
Туфельки Луки радостно стучали каблучками по брусчатке. В руках у аристократки находились два пакета, в пакетах была разнообразная одежда. Как любая девушка, принадлежащая к людям или же к вампирам, Соэн любила шопинг, это занятие расслабляло. Вот и очередной магазин. На витрине Лука увидела чудесное алое платье в стиле а-ля Шанель, и не смогла пройти мимо такой красоты…

Вечерело. Солнце давно село, по улице то и дело пролетали резкие порывы холодного ветра, напоминая о том, что уже не лето. Лука вышла из кафе, куда зашла после магазинов, чтобы выпить кофе, и посмотрела на небо. Оно было затянуто тучами, только на краю небосвода виднелись остатки заката. Вдохнув свежий воздух полной грудью, Соэн взвесила в руке два пакета, довольно улыбаясь. Как многие женщины, Лука имела страсть к накопительству разнообразных нарядов, даже если некоторые почти и не использовала. Ей нравился сам процесс выбора и покупки одежды, а ещё она обожала всё это примерять. Внешностью и фигурой небеса аристократку ничуть не обидели.

«Кажется, я загулялась», - Лука глянула на наручные часы. Однако, к чему спешить? В академии её вряд ли ждут с нетерпением, а темноты Соэн по понятным причинам не боялась – пусть лучше боятся те, кто рискнёт попытаться отобрать у неё часы и украшения. Таким самоубийцам не место в этой жизни.

Решив прогуляться, Лука пошла неторопливым шагом в сторону Академии, иногда ёжась от порывов ветра, которые трепали распущенные волосы. Надо было подумать с утра над этим, взять с собой куртку и завязать волосы в хвост, но Лука проявила вопиющую беспечность.

Пока она шла, рассматривала людей, идущих навстречу. Они все были такие забавные… И тут взгляд Луки наткнулся на ужасно знакомую мужскую фигуру. Несомненно, они встречались. Мужчина сделал шаг вперёд и тусклый уличный фонарь осветил его лицо. Лука чуть не ахнула – Хару Оури, чистокровный, что он может тут делать?

+2

3

Разговор с Ширабуки вышел продуктивным. Самодовольная девчонка привыкла показывать, что она выше него и позволяла себе вытирать ноги об своего жениха и Оури ей это позволял, пока ему было все равно, что она делает, где проводит свое время и какие у нее планы на него – куклу в ее руках. «А когда-то все было наоборот» Вампир цокнул языком. Сара давно вышла из-под контроля и из нежного и невинной орхидеи, которым она казалась ему в первый раз, когда ступила на порог его дома, превратилась в опасный цветок, который, если не сожрет тебя, то отравит за одно только прикосновение к нему.
Хару было плевать на то, зачем девушка заявилась в город и о чем беседовала с незнакомым мужчиной. Ему вообще всегда было плевать, но сегодняшнее настроение… Он не удержался и нагло влез на ее сцену, став актером, который больше досаждал, чем помогал ей вжиться в очередную роль, но не спихивал ее со сцены, было бы слишком скучно. «Лучше быть режиссером… От него у актеров намного больше проблем, чем от конкурентов»
Обиженная девчонка не забывала ему напоминать об этом, и обида была на весь мир. «А началось все с Курана» Мужчина покачал головой. Обиженная и оскорбленная женщина – монстр за личиной бедной овечки. Можно было покопаться в нее натуре и попытаться понять, но вампир давно понял, что ее интересует совершенно другой чистокровный. Что говорить… Он знал это с самого начала и ничего не имел против. «Подбирать за Кураном… Как мило…» Напыщенная и самовлюбленная девчонка его мало интересовала и при отсутствии желания что-либо делать она не смогла его расшевелить за то время, что она была рядом, а должна была внести в его жизнь какое-то разнообразие и желание, но ни того, ни другого. «Соврал. Разнообразие есть» Интереса вот нет и желания. Но чистокровный не жаловался, его интерес и желание проявили себя неожиданно, там, где их, казалось бы, быть не должно, но отрицать явного факта вампир не стал.
После короткой встречи с невестой, пренебрегшей его компанией, мужчина только улыбнулся предсказуемому повороту вещей и стал задерживаться в кафе – у него еще были дела, а здесь он уже закончил и мог со спокойной душой вернуться домой, но не стал. Хару распорядился отвезти его в еще одно место, но через пару улиц заметил ту, ради которой он выбрался в город и пренебрег статусом «пещерного вампира, которому свет вообще не мил и вылезает он по праздникам по желанию разбалованной невесты». Приказал остановить машину немного дальше и вышел. Это была прекрасная возможность выполнить задуманное лично и, если судьба подкинула ему такой шанс, то почему к чертям не сломать шаблон и не сделать все самому? Как он уже понял, процесс интереснее, когда ты сам проходишь через него, а не пинаешь других людей делать то, с чем мог справиться самостоятельно.
Мужчина вышел на свет и улыбнулся, увидев удивление девушки. Он бы сам удивился, если бы увидел себя, на улице, одного, занимающегося непонятно чем вместо того, чтобы уныло просиживать задницу в своей обители и ждать, когда старуха с косой постучится в его двери. Конечно, его смерть была совсем не старухой и не с косой,  длинными вампирскими клыками и чертовски хорошим личиком, но черная вдова его пока не влекла, как и ее паутина, заполнившая все поместье и его территорию.
- Не надеялся увидеть Вас так скоро, леди Соэн, - что для чистокровного один месяц? Пустяк. – Проезжал мимо и заметил Вас. Решил составить компанию и… немного нарушить «традиции» своего дома, если леди не против, - и протянул руку, предлагая взять ее пакеты. – Предлагаю Вам небольшой обмен. Вы мне пакеты, а я Вам вот это… - и показал девушке аккуратно упакованную коробку.

+1

4

Прошёл месяц с того момента, как они познакомились. Лука прекрасно помнила этот бал, на который не хотела идти, этих скучных кавалеров, что вскоре даже перестали толпиться вокруг неё и предвкушение одинокого вечера в уголке за наблюдением за танцующими – но тут её пригласил на танец мужчина, что скрасил время аристократки. Чистокровный. Аристократы не привыкли ко вниманию со стороны оных, те обычно были слишком высокомерны и немного отрешённы от реальности, что неудивительно при их вечной жизни. Единственный чистокровный, который немного ломал шаблоны, был Канаме-сама, и тот частенько проявлял в себе те самые наклонности – высокомерие и отрешённость. А Хару Оури проявил себя совершенно иначе. Более чем – чистокровные редко так себя вели. Другой бы на его месте потанцевал, да и забыл. Или же выпил крови на балконе, когда Лука сама предложила. А он отказался – почему? Неужели потому, что… не хотел прикасаться к ней? Как он тогда сказал – «ты слишком чиста»… Лука откровенно не понимала такого поведения чистокровного вампира, для которого остальные должны быть слугами или пешками, не иначе.
Соэн стояла, с удивлением глядя на Оури, что остановился перед ней. На лице аристократки было явно написано удивление, она не сумела его скрыть даже после стольких лет тренировок. А Хару улыбался, наблюдая за этим. Наверняка, Лука выглядела смешно – перепуганная девчонка. Никуда не годится.
Пришлось сглотнуть, чтобы собраться, и Лука выпрямила спину, приняв гордую осанку, которую обычно использовала для балов и приёмов. Как там учила мама – «плечи поднять, отвести назад и опустить». А потом Лука слегка склонила голову в знак приветствия. По её виду уже нельзя было сказать, что аристократка напугана или растеряна, лицо было спокойным, уголки рта приподнялись в нежной улыбке.
Оури протянул руку к её пакетам, и Лука с трудом скрыла удивление – обычно такие жесты вежливости по отношению к ней принимали либо слуги дома Соэн, либо друзья вроде Каина или Айдо. И то – в крайних случаях. Но пакет протянула и отдала чистокровному, не смея перечить. Если Оури-сама хочет понести пакет с её платьями, она не будет препятствовать.
- Я не против, Оури-сама, - Лука снова нежно улыбнулась, чуть склонив голову набок. И тут увидела коробку.
- Оури-сама, что это? – теперь она не сумела скрыть удивление, но коробку приняла и подержала в руках, не решаясь открыть. И не понимала, почему Хару ухаживает за нею, ведь у него есть невеста. Если бы ему нужна была игрушка, Лука бы поняла это с первого взгляда, но нет – он даже отказался пить её кровь. Тогда зачем?...
Впрочем, сама Лука не была обручена, и не была связана какими-либо узами с остальными вампирами, кроме как дружескими, так что не видела ничего дурного в своём поведении – ведь она не бросалась Оури на шею, а вела себя почтительно, как и полагалось аристократке. Это некрасиво по отношению к Саре… Но, видит небо – Лука не флиртовала. Она отчаянно пыталась сдерживаться. И пока что у неё получалось.

+1

5

Чистокровный снисходительно улыбнулся, наблюдая за перевоплощением девушки, которая решила вспомнить о манерах и подать себя, как в светском обществе, стараясь не ударить грязь, но здесь не бал, а они не приглашенные, которых будут рассматривать под микроскопом, пытаясь уцепиться за каждую мелочь, чтобы больнее кольнуть, когда представится такая возможность.
Оури принял это, но не больше, чем игру. Склонил голову в ответ, не стирая улыбки.
- Тебе не обязательно вспоминать о манерах - рожденная леди, не перестает быть леди, даже если она позволяет себе немного расслабиться и быть живой, - вампир принимал ее любой. И там, на балу, и здесь, увидев ее в непринужденной обстановке, где не думаешь о том, как себя преподнести и подать, чтобы всем было сладко до приторности.
Мужчина забрал протянутые пакеты – мелочь, но он посчитал, что занять руки девушки подарком будет лучше, чем позволить ей тянуть покупки и дальше. Учитывая содержимое пакета, вес был незначительным и можно было не брать его во внимание, но галантность и джентльменство, как банальное мальчишество никто еще не отменял.
- Открой ее. Я обещаю, что ничего оттуда не выпрыгнет, - мужчина улыбнулся и предпочел остаться в роли наблюдателя. Он прекрасно знал, что находится в коробке, но не мог даже предугадать, как Соэн отреагирует на его подарок. Он уже дивил ее том, что вообще решил проявить знаки внимания, но хотел увидеть ее реакцию на содержание, а не сам факт. Не мог лишить себя этого удовольствия и хотел утолить свой интерес.
Хару долго думал, что стоит подарить девушке, чтобы это не казалось банальным и предсказуемым подарком. Конечно, можно было ограничиться красивым букетом и коробкой конфет, чтобы последовательно увеличивать ценность (именно ценность, а не стоимость) подарка, но мужчина хотел что-то особенное и сам не знал, что именно, пока не увидел среди других то, что у него ассоциировалось с девушкой и их первой беседой там, на балконе во время бала.
В бархатной коробке на мягкой подушке лежала аккуратная подвеска, с кулоном в форме лилии. На светлом лепестке переливалась на свету капля – мастер постарался, вложив в украшение не только хрупкость и нежность, свойственную девушкам, но и какую-то живую искру, которую он так долго искал.
- Ты лилия, Лука… такая же нежная, а роса – слезы звезд, их земное воплощение. Теперь твоя звезда всегда будет рядом с тобой, - он помнил их разговор и в одном подарке, кажется, хотел совместить все, что было озвучено ими и имело какой-либо смысл, пусть он будет понятен только им, двоим, другим знать не обязательно, что скрывается за каждым символом. Для многих украшение останется обычной безделицей – внимание чистокровного. Другие не поймут. «А других и не нужно…»

+1

6

Признав слова чистокровного о том, что сейчас она может расслабиться, Лука действительно попыталась расслабиться, но не получалось. Она не могла чувствовать себя спокойно сейчас, ведь за ней ухаживает чужой жених, к тому же, чистокровный вампир. Если бы это был Канаме-сама, Лука бы не так колебалась – тот был привычнее, что ли, ведь она знала его с детства, уже знала, чего от него можно ожидать. Хару же был, как новая, непрочитанная книга в манящей обложке и с, несомненно, захватывающим сюжетом, но, тем не менее, Лука боялась открыть эту книгу, как будто она может укусить её за пальцы. Будучи аристократкой, она с детства привыкла, что в этом мире плести интриги так же просто, как пить кровь. Балансировать на грани, несомненно, весело, но Лука всегда старалась быть осторожной, чтобы не скомпрометировать себя и заодно клан Соэн, ведь родители полагались на неё, братьев и сестёр у Луки не было. Со временем она возглавит свой клан – она и её муж. Мужа ей пока не подобрали, но мать совсем недавно настойчиво советовала Луке присмотреться к кавалерам на балу – к чему бы? Естественно, мама желала ей счастья, как же иначе. Но в представлении матери счастье дочери безраздельно связано и со счастьем клана, а семью аристократы чтили всегда.
Лука держала подарок осторожно, не решаясь открывать, а потом всё же решилась, и осторожно подцепила кончиком ногтя крышку коробки. Заглянула внутрь, и ахнула. Подвеска с кулоном-лилией. Очень красивая, и, наверняка, очень дорогая. Глаза Луки загорелись – любая женщина мечтала бы о таком подарке. Но… может ли она его принять? Конечно, это не кольцо, а просто украшение. Дорогое украшение. Но… приняв его… Как отреагируют остальные? Ведь, принимая какой либо подарок, ты принимаешь заодно и обязательства. Соэн задумалась, на миг её личико приняло мрачный вид, но потом снова стало нежным. Ведь сейчас их никто не видит. Она может принять этот подарок, ей хотелось его принять, хотя бы потому, что ей нравился даритель. Можно его даже не надевать, а просто любоваться – кулон на вид был таким хрупким. В конце концов, можно надеть, а на вопросы, кто именно его подарил, загадочно улыбаться.
- Благодарю вас, Оури-сама, - голос Луки чуть дрожал, но более она беспокойства не выдала, и невольно прижала коробочку с подарком к груди, и радостно улыбнулась – это она могла себе позволить.
- Вы так добры ко мне, Оури-сама… Но… Стоит ли вам уделять такое внимание мне, ведь у вас есть невеста…
Лука не хотела это произносить, слова вырвались сами. Назад забрать она их не могла, так что решила ждать ответа от чистокровного, тем более, что вопрос правда был важен для неё.

+1

7

Чистокровный наблюдал за девушкой, ее поведением, эмоциями, которые отражались на лице и в глазах. Аристократка колебалась, не зная, правильно ли то, что происходит и он понимал ее чувства, не разделял, но понимал. Для каждого аристократа важно не только собственное благополучие и счастье, а и честь семьи, а его поступок порочен и омрачает подарок и оказанное им внимание его помолвкой. Как странно… Браком называют союз сердец, тот в свою очередь любовью, а ее считают даром светлым и невинным и она же – помолвка, лишь вступительный аккорд, которым может завершиться невеселая мелодия души. И то, что свято и невинно омрачает такое же невинное внимание, делая и то, и другое лишенным какой-либо логики и смысла.
Соэн могла отказать от подарка, даже зная, что чистокровный не будет настаивать на своем, просто из принципа и нежелания брать то, что было омрачнено, пусть в мыслях и на какую-то долю секунды, но чаша весов склонилась не в пользу темных мыслей. В конце концов, это может быть просто подарок – спасибо за отлично проведенное время, не более того, если она пожелает так это обставить или вовсе умолчать о том, откуда он появился. Мужчина не сомневался в том, что у Луки много ухажеров, и кто-то из них мог подарить безделушку своей фаворитке, никто и не подумает на чистокровного, а ему будет достаточно того, что она знает истинного адресата и той реакции, что он получил еще до благодарности, слетевшей с ее губ.
Сомнения аристократки были озвучены. Оури ждал этого вопроса. Знал, что он мог возникнуть еще в тот вечер, на балу, когда он предпочел провести время с ней, а не вернуться к поискам невесты или отправиться домой, за ненадобностью.
Мужчина чему-то улыбнулся, переведя взгляд на уличный фонарь, что ныне заменял им солнце.
- Моя невеста холоднее северного льда и ее мысли занимает совершенно другой чистокровный. Бесконечный холод скорее отталкивает, чем притягивает. Голод остается неутолимым и смерть моя живет не по соседству даже, а редкий гость в моей обители, а до тех пор, пока она не поглотила меня, я хочу чтобы оставшаяся мне вечность пролетела немного быстрее.
«И чтобы я забыл о стрелке часов, пока сам не захочу ее остановить» Чистокровный говорил искренне, и мысли его занимало все то, что осталось в его сознание не озвученным, то, что он сложил в слова, не говоря об этом. Улыбки на лице не было. Сосредоточенность, погруженность в свои мысли и что-то еще, что появляется во взгляде, когда человек знает, что смерть идет за ним, но не страшится и принимает это как должное – круговорот жизни должен замкнуться рано или поздно, а он повидал достаточно много, чтобы не было того, за что хотелось бы бороться. «Не за что, но мальчишке Курану к своим шее и сердцу прикоснуться не позволил. Какая дилемма» Вампир усмехнулся.
- Не стоит забивать голову мрачными мыслями, - улыбнувшись, он посмотрел на девушку. – За ними можно упустить что-то важное, времени у нас много, но и вечности не хватит для того, чтобы исправить то, что уже было сделано нами.

+1

8

Сейчас Лука ощущала себя странно. С одной стороны – внимание чистокровного вампира, красивый подарок и тёплые слова, а с другой – что-то непонятное, будто она взяла и отобрала чужое счастье. Она уже чувствовала подобное – в те моменты, когда видела Канаме-сама вместе с Юуки. Неужели ей, Луке, всегда суждено быть на втором месте? Подбирать крохи внимания чистокровных и хранить их под замком в душе?..
Как любая девушка,  Соэн мечтала встретить принца и выйти за него замуж, а потом жить долго и счастливо, но со временем, взрослея, она стала понимать, что принцев крайне мало, и практически все уже кому-то принадлежат. А если замуж не по любви -  то лучше вообще не надо, как бы ни рассердился отец, как бы ни расстроилась мать. Слишком много в их мире того, что они должны делать, должны соблюдать… Даже сейчас Лука чувствовала себя напряжённой, хотя тут их никто не видел.

- От этого она не перестаёт быть вашей невестой, Оури-сама, - тихо проговорила Соэн, кладя ладонь на руку чистокровного, - какой бы она ни была, вы помолвлены и вы вместе, и вы должны уделять внимание ей. Если бы у меня был жених, я бы расстроилась, увидев его с другой.

«Неужели моя судьба – уводить чужих мужчин?» - Лука горестно вздохнула, поднимая глаза на Оури.
- Я приму ваш подарок, Оури-сама, даже если поступлю при этом неправильно. Спасибо вам большое за внимание ко мне.
Лука поклонилась. Выпрямилась. Посмотрела на Хару – спокойно. Чистокровный говорил загадками. Видимо, они все такие. Кроме Канаме-сама – тот почти всегда был честен.

- Если вы хотите провести со мной вечер, я не откажу. Но нас никто не должен видеть.
Лука виновато улыбнулась.

+1

9

- Но и от этого не становится любимой или любящей, - ответил вампир, легко улыбнувшись. – Я готов бороться за чистую и искреннюю улыбку, но не холод и отрешенность. Разве это правильно держать того, кем не любим и кто твоим не будет? Слова я не считаю, им грош цена. 
Оури подошел ближе, нарушая личное пространство аристократки. Немного наклонился к ней, чтобы расстояние между лицами стало меньше и, легко коснувшись волос у ее щеки, тихо заговорил.
- Ты бы могла быть с тем, кто тебя не любит и кого не любишь ты?
Любая уважающая себя девушка скорее скажет «нет», чем «да». Аристократы птицы подневольные и им часто приходится делать что-то ради семьи и положения, а не личного счастья. Возможно, что ее семья уже успела выбрать ей достойного спутника жизни, который мог бы понравиться ей и сыграть на руку их положению, но брак по расчету – расписка на бумажке. Что если после него она встретит того, кто придется сердцу и душе? Будет дальше жертвовать собой, не понимая цены поставленной цели?
Ему было все равно, и поэтому он шел вперед, думая, что очередная забава разбудит в нем интерес, но он угас, так и не появившись.
- Сейчас я поступаю неправильно, находясь здесь, а не там, с ней, но можно ли назвать неправильным мое желание быть рядом с той, от чьей улыбки я чувствую себя живым? – Хару говорил тихо и единственным свидетелем их разговора был уличный фонарь. Если она не хочет сторонних лиц, которые могли бы распустить слухи, их не будет. Ему плевать на злые языки, которые ждут новой темы для того, чтобы разнести весть, приукрасив ее в сотню раз, дописав с десяток немыслимых продолжений.
Принятый подарок еще не означает согласия, и девушка боится, но чего больше? Отобрать чужое счастье или же стать для кого-то второй и остаться в роли игрушки, когда могла бы стать для кого-то первой и единственной? Оури не мог предугадать ее действий и слов, что будут озвучены. Не мог прочесть ее мысли и понять, что для нее важнее и чего она боится, но в этом был весь вкус – не знать того, что будет впереди и не играть по запланированному сценарию, когда концовку он знал еще до того, как затеял эту игру и согласился на роль.
- Я могу обманывать себя, считая, что в твоих глазах я вижу искренность, но и этот обман мне мил, - чистокровный улыбнулся, выпрямившись. – Потому что я хочу быть здесь, с тобой.

+1

10

Всегда, всегда перед Лукой становился подобный вопрос. Долг или сердце? Сердце или долг? Как правило, долг побеждал. Сердце буянило, трепыхаясь в грудной клетке раненой птицей, но аристократка успокаивала его, как могла. По праву рождения ей должно выбирать то, чего она не хочет. Честь семьи, честь самой аристократки… Лука задумалась, но лишь на миг.
- Я… пересилила бы себя ради семьи и долга перед нею, - тихо уронила аристократка, - я никогда бы не посмела пойти против правил, даже если бы желала этого больше всего на свете.
От неё явно ожидали другого ответа, но Соэн выпрямила спину и бесстрашно посмотрела в глаза чистокровному, не пытаясь в них что-либо угадать, но просто глядя. В карих глазах плескалась уверенность в своих словах.
- Вы имеете право поступать так, как вам хочется, вы – чистокровный, вы – мужчина, а я всего лишь аристократка, - Лука удивлялась собственной смелости, но говорила, - я не смею нарушать веками прописанные правила. Вы мне симпатичны, Оури-сама, но, если нас увидит Сара-сама… Или её слуги… Я бы не хотела иметь такого врага.

Лука нежно улыбнулась и коснулась подушечками пальцев руки чистокровного, гладя тыльную сторону ладони, будто извиняясь за свои слова.

Отредактировано Luka Souen (2014-02-07 18:06:26)

+1

11

Cinema Bizarre – God is dead

Оури улыбнулся, услышав ответ аристократки. Он не надеялся услышать в ее словах согласие и одобрение. Они разные всегда были и будут, хотя бы тем, что она живет, а он доживает и не привык бороться, но и она не борется за свое счастье. Именно свое, а не долг перед семьей, которую любит – это тоже любовь, не та, о которой он говорил, но и это воплощение чувств имеет право на существование и заслуживает уважение. Это ее выбор и он ничего не имел против. Не мог.
- Если бы я был аристократом, смотрела бы ты на меня иначе, Лука? – он не смел ей возразить, переписать историю заново и перевернуть все с ног на голову. Не хотел вторгаться в ее жизнь больше, чем следует. Все забудется. Когда настанет его время, а пока он не против сделать глоток воздуха перед последним погружением.
- Не всего лишь. Те, кем нарекаешь ты себя, не посмели бы мне перечить, - Оури по-доброму усмехнулись. – И пытались бы угодить, даже если бы были глубоко в душе не согласны со мной, а в тебе нет страха. Ты стараешься держаться ровно, словно я оцениваю тебя, а товар должно быть хорошо видно, и в то же время напоминаешь мне, что я не могу коснуться и почувствовать то, что мне так нравится. Что выделяется на полке с алмазами? Еще один алмаз или сапфир, который оказался там не случайно? – вампир привык говорить загадками и бросаться репликами с подтекстом, заставляя думать пред тем, как ответить ему и давать шанс расценить его слова так, как ей захочется. Ее интерпретация – это половина ответа ему.
- В таком случае бояться Ширабуки нужно мне, а не тебе, - мужчина хрипло рассмеялся. – Я ведь добровольно отдаю себя. К тому же… - протянул вампир, развернувшись. – Я встретил на улице девушку с тяжеленными пакетами, - Хару наигранно изобразил вес покупок девушки. – И не смог позволить ей нести такую тяжесть.
Вампир шутил и не думал, что будет, если он встретит на улице чистокровную или кого-то из ее слуг. Саре вряд ли понравится, что он уделяет внимание аристократке, но и его ухаживания принимать не будет, а он и не стремился стать ближе с той, которую интересует больше корона и его сила, чем что-то другое. Помнил слова Курана, знал, что его ждет. «Не она, так он. Какая разница?»

+1

12

Фонарь, и без того тусклый, замигал, то погружая улицу в тень, освещаемую только луной и звёздами, то загорался снова, бросая отблески света на лица двух вампиров, что стояли рядом с ним и смотрели друг на друга, бесконечно друг другу чужие. Каждый из них был связан долгом перед семьёй, каждый из них втайне ненавидел этот долг и мечтал избавиться от его оков, но каждый из них был бессилен перед ним. Даже Оури-сама, даже чистокровный вампир, и тот не мог бы возражать перед прописанными правилами, которым их обучали вместе с материнским молоком. Лука стояла, держась правой рукой за предплечье левой, не опускала глаза, внимательно глядя в лицо чистокровного.
- Если бы вы были аристократом… Это бы в корне меняло дело. Вы удивительно обаятельны, Оури-сама, - Лука улыбнулась, - но всё не так просто. Вы ошибаетесь, во мне есть страх. Я многого боюсь. Но я не боюсь вас.
Она не лгала, в ней действительно не было страха перед Хару, несмотря на то, что тот был сильнее её в тысячи раз, мог раздавить на месте, но Лука не боялась, отважно глядя прямо в глаза чистокровного и даже приподняв подбородок в гордом жесте.
- И я не боюсь Сару-сама. Просто я не хотела бы враждовать с нею, только и всего.
Снова не ложь. Лука правда не боялась. Она привыкла полагаться на защиту друзей, на защиту Канаме-сама, которому была предана всей душой, и верила в то, что они защитят её от любых бедствий, что могут выпасть на её долю. А если не боится, если Оури-сама обещает Луке безопасность, так почему бы и нет? Почему бы не провести время с обходительным и обаятельным кавалером, который так красиво за нею ухаживает?
Соэн лукаво улыбнулась, улыбка преобразила её печальное лицо, как будто осветила.
- Вы правы, Оури-сама, я не в состоянии нести самостоятельно столь тяжёлую ношу, - мягко проговорила аристократка, - и потому надеюсь на вашу помощь.

+1

13

«Не будь рядом со мной Ширабуки и попроси я руки у твоего отца, никого бы не останавливала чистота крови, но тогда бы я поступил нечестно по отношению к тебе, Лука» Вампир понимал, что дело не столько в том, что он чистокровный, а в том, что уже помолвлен с другой и эти узы, созданные больше для общественности, чем для души, становились ненужной преградой. Сам вампир не знал, чего он желает на самом деле, обременять молодую аристократку или довольствовать тем, что он имеет и продолжать коротать свою жизнь, пока не наступит предел, немного разбавляя бытие.
- Нет в мире существа, у которого не было бы страхов вообще, - Хару улыбнулся. Смотря на девушку. – Но меня волновало отсутствие твоего страха по отношению ко мне, а то, что не боишься Сары… - мужчина усмехнулся. – Это правильно. Я бы все равно не позволил ей тебя обидеть.
Оури не думал, что Ширабуки станет настолько скучно, чтобы пытаться насолить Соэн за невинную прогулку и беседу. Ревностью его невеста никогда не отличалась, как любовью. Собственностью – пожалуй, но не больше того, а Лука и не собиралась претендовать на него, что немного огорчало чистокровного, но было вполне понятно ему – он сосватан и обещан другой девушке и формально «принадлежит» ей.
- Проказник… - бросил мужчина, посмотрев на мигающий фонарь. – Не дает мне любоваться вечерними красотами, - с сожалением вздохнул мужчина и улыбнулся спутнице. – Куда миледи изволит идти? – Оури усмехнулся. Вспомнив о том, что он помешал Соэн и остановил ее, бессовестно забирая время аристократки. Кажется, она куда-то шла, и он прервал ее, вот только куда…
Хару перебросил пакет через плечо и придержал его аккуратно за ручки, чтобы содержимое не вылетело наружу и он ненароком не испортил покупки девушки. Не хватало ему еще сделать медвежью услугу, он и так тут на птичьих правах – в наглую ухаживает за аристократкой, нарушая все возможные запреты, о которых раньше и не мыслил. Мужчина даже задумался на миг о том, а было бы ему так интересно, если бы не было Сары? Была бы Соэн ему настолько симпатична? Да, потому что дело было не в Ширабуки. Ладно, в ней, но частично. Если бы не это чистокровная, он бы не пришел на бал и не познакомился бы с Лукой. В остальном она никакой важной роли не играла и никак на его отношение к аристократке не влияла. Он свой выбор сделал сам. В кой-то веке.

0

14

Когда-то Лука мечтала выйти замуж. Её с самого детства готовили к тому, что когда-то она станет молодой красавицей и покорит сердце достойного мужчины, который придёт к её родителям просить руки. Луку предназначили для этого, так как в клане Соэн больше не было детей. Отец мечтал о сыне, который продолжил бы род, но, увы – родилась девочка, и после неё родители детей не имели. Смирившись с тем, что у них только дочь, родители решили всю отеческую любовь по отношению к сыну перенести на будущего зятя, и в хорошенькую головку малышки Луки постоянно вдалбливалось всё, что нужно девушке на выданье. Этикет, танцы, уход за лицом, вкус в одежде, к тому же Лука с рождения обладала красотой и нежным сердцем, что не могло не радовать мать и тётушек. Но никто никогда не спрашивал, хочет ли сама юная Соэн выйти замуж? С молоком матери ей внушили то, что да – хочет, более того, это является смыслом её жизни. Но со временем Лука стала сомневаться в истинности своих намерений стать чьей-то женой. Канаме-сама принадлежал другой, и Соэн с этим уже смирилась, принеся ему извинения за свой эгоизм ещё тогда, во время защиты Академии от армии Ридо. Остальные же её не интересовали, пока на том самом балу не появился другой чистокровный, что сейчас держал в руках её пакеты. Но Оури тоже помолвлен, пусть и говорит, что это для него не значит ровным счётом ничего, как и для его невесты. Чистокровные… Неужели для них совершенно не существует долга?
Впрочем, Лука успокоилась словами мужчины. Он не позволит Саре-сама ей навредить, к тому же, если Сара действительно не любит Хару, то и мстить не должна, но опять же – кто их знает? Душа чистокровного – не то, что тайна за семью печатями, за всеми тысячью печатей сразу.
- Я хотела просто прогуляться, - Лука улыбалась, прогнав с лица серьёзное выражение, решив хотя бы на время отбросить предрассудки и провести хоть немного времени с тем, кто ей действительно интересен.
Аристократка подала мужчине руку, чтобы он вёл её – да куда угодно. Пусть потом Каин с Айдо ворчат, что она ходит невесть где, а Лука будет только таинственно улыбаться.

+1

15

- Желание леди – закон, - чистокровный улыбнулся и взял девушку за руку.
Он был нечастым гостем в городе и, если говорить честно, не помнил, когда в последний раз прогуливался. В предпоследний раз он искал подарок для девушки и долго тынялся по разным улочкам, пока нашел то, что хотел, но это было совсем недавно, поэтому, грех не помнить. Другое дело, что он так давно гулял просто так, без цели, ради наслаждения и желания размять ноги, что вспомнить этого знаменательного дня не мог. В голову лезли одни балы и маскарады, на которых он показывался, когда появлялась необходимость. Вот и все.
Сориентироваться на местности были трудно, но Хару не огорчался. Они просто прогуливаются по городу и не важно, куда его ноги занесут.
Темнота опускалась на город, накрывая его темным плащом, украшенным звездами. Фонари вспыхивали один за другим, освящая мостовую, чтобы жители не били ноги и могли спокойно добраться домой, чтобы там, в тепле и уюте, в своей крепости, отдохнуть от суеты дня. Мягкий желтоватый свет лился из окон домов, мелких магазинчиков и заведений таверного типа.
Ноги несли его по дороге, которая не кончалась. Он мог бы долго идти и говорить обо всем, стараясь поддержать любую, поднятую тему, разряжать ее шутками, чтобы даме не довелось скучать, но понимал, что Лука, пусть и привыкла ходить на каблуках, могла устать от длительной прогулки. Правду она ему не скажет, как и любая девушка, которая предпочтет стереть ноги, но снимет туфли, только оказавшись дома. Будь на его месте близкий друг, все было бы проще, но, увы и ах, как бы он не пытался, Соэн не могла забыть, кто перед ней и придерживалась манер. Похвально.
Дорога закончилась на незнакомой улочке, где большая часть домов была выложена из крупного камня, навивая ему ассоциации со старинными улочками Италии. Людей здесь было мало, а единственным освещением был свет, что лился из окон домов, но в этом была своя прелести. Одинокий фонарь мелькал над деревянной вывеской с причудливым названием, кажется, на французском.
Между двумя домами была площадка с витиеватым небольшим забором. Несколько столиков разместили под кронами высоких деревьев, а лоза, некогда ползущая по стенам стареньких домов, разрослась настолько, что некоторые ее ветки перекинулись на деревья, создав подобие навеса над площадкой. Правда, хозяева подумали, что этого мало и рядом с каждым столиком поставили большой зонт, защищающий гостей от палящего солнца в знойный день. Сейчас в нем необходимости не было, поэтому официантка в одно движение закрыла его и над головой осталось небо, проглядывающее через ветви лозы. особую ноту задавали цветы, которые росли не только вдоль улицы, но и служили свойским декором домов, украшая их подоконники. Со всех сторон лился приятный аромат ночных цветов, кофе и свежей выпечки. Освещения на площадке было мало, кажется, она не была предусмотрена под вечерние посиделки, но, тем не менее, посетители здесь были. Немного, но все же.
Уютная обстановка стала хорошим предлогом дать девушке немного отдохнуть перед тем, как им придется вернуться обратно. Оури выбрал столик рядом с деревом не случайно. Полумрак хорош для влюбленных пар, которые решили уединиться, но назвать себя и Луку влюбленными он не мог, поэтому посчитал, что девушке будет уютнее видеть своего собеседника, а небольшой фонарик рядом с ними, давал такую возможность.

+1

16

Цок, цок, цок. Каблучки Луки отбивали своеобразный такт по асфальту. Она затаила дыхание, когда чистокровный взял её за руку; вопреки всем предрассудкам ладонь его была тёплой, слегк а шершавой и очень уверенной. Мужчина явно знал, куда идёт, Луке оставалось только следовать за ним и рассматривать улицы города, но пока что аристократка просто смотрела себе под ноги и пыталась понять, что же она чувствует. Конечно, будь на месте Хару Канаме, Лука бы таяла от счастья, как тает мороженое на солнцепёке, молчала бы и просто вдыхала его неповторимый запах, но с Хару всё было как-то иначе. Для Луки он был пока незнаком, она не знала его привычек, предпочтений, не умела угадать его чувства по лицу, а говорить первой не посмела бы. Так они и шли, молча, держась за руки, и Лука чувствовала себя глупо. Надо было что-то сказать, завязать беседу, но язык праздно лежал во рту, и всё, что смогла сделать вампирша  - облизнуть губы, которые уже порядком подсохли.
Стемнело ещё больше, по углам Лука стала замечать целующиеся парочки; ох уж эти люди, как не стыдно выставлять напоказ свою личную жизнь?
Ноги зудели. Ужасно хотелось стащить туфли и пойти босиком, пусть даже по холодному асфальту, но Лука не поступила бы так, даже будучи одной, а уж в обществе кавалера, да ещё и чистокровного – ах, нет. Она старалась идти ровно, держать голову высоко и таинственно улыбаться, и у неё получалось. Когда нечего сказать – таинственно улыбайся, так учила её ещё бабушка. В таком случае она выглядит этакой девушкой-загадкой, но и злоупотреблять таким приёмом нельзя, а то кавалер может подумать, что его дама попросту глупа.
Пока Лука терзалась сомнениями, они дошли до симпатичного кафетерия, что находился под открытым небом. Аристократка полной грудью вдохнула цветочный аромат, присаживаясь на предложенный стул и еле сдерживая в себе вздох облегчения. Откинувшись на спинку стула, Лука расслабила тело и только сейчас поняла, насколько была напряжена.
Фонарик отбрасывал на лицо Хару, что сел напротив, причудливые тени. Соэн невольно залюбовалась его чертами. В чём-чём, а в красоте вампирам не откажешь, особенно чистокровным. Если бы тут были девочки из Дневного класса… И тот староста, что так мечтал ангажировать её на вальс; Лука незаметно усмехнулась. Будто её заинтересует какой-то человечишка!
К ним подскочил официант, бросив заинтересованный взгляд на Соэн, она состроила каменное лицо.
- Что желаете заказать? – поинтересовался парень, держа наготове блокнот. Лука промолчала, доверяя выбор Хару. Пожалуй, она сейчас выпила бы чего-то вроде какао.

+1

17

Как он и предполагал, Соэн, как и большинство девушек ее круга, до последнего держала лицо, чтобы не упасть им в грязь. Это стоило похвалы и аплодисментов, но лучшей похвалой Оури счел молчание и мягкую улыбку. Своё он получил, девушка могла отдохнуть, а время прогулки от этого не страдало.
Мужчина не был болтлив, но в присутствии этой аристократки ему нравилось даже молчание, когда казалось, что слова могут быть лишними, но разбавить обстановку было нужно, а не отмалчиваться в тряпочку, любуясь очаровательной собеседницей.
Мягкий свет фонаря позволял чистокровному беспрепятственно видеть все тонкости молодого лица, которое было симпатично ему. Вампиры все были красивыми, и это не казалось чем-то невообразимым. Природа отметилась, подарив им в противовес лику зверя лицо ангела, которое протягивало к себе людей, словно яркий свет мотыльков, но красота была опасна. Как в случае с Ширабуки. Его невеста была так же молода и красива, как и Сэон, но всё же она явно проигрывала Луке. Чистокровная проигрывала аристократке. Да и не внешность его привлекла, а разговор, ее взгляды на жизнь и отношение ко всему. На балу он увидел в ней что-то близкое, зацепился за эту нить и задержался дольше обычного, решив вкусить то, что показалось ему сладким плодом, и не ошибся. Этот цветок не только испускал тонкий и притягивающий аромат, но и дразнил мягкими лепестками, а не бутоном, который норовится тебя сожрать. Красиво, но хищника интересует исключительно пища.
- Ты удивительно красива Лука, - без лукавства сказал Хару, улыбнувшись.
Официант подоспел раньше, чем вампир успел обмолвиться еще парой-тройкой фраз. Девушка молчала, отдавая ему право выбора, что ж, воля ее.
- Для начала два горячих шоколада.
Оури хотел уже по привычке распорядиться принести бутылку вина и глинтвейна, но передумал, вспомнив, что сегодня он делает все с точностью да наоборот, руша все привычное. Алкоголь в этой ситуации казался ему неуместным, а горячительное было необходимо. С наступлением вечера на улице становилось прохладнее и, если во время прогулки это не так заметно, то им придется какое-то время обходиться без движения, что скажется на общем состоянии. К тому же захотелось немного подсластить вечер. Если возникнет желание продолжить, то всегда можно пополнить заказ, а пока стоит начать с малого.
Официант быстро записал заказ в блокнот и удалился.
- Есть повод для похода по магазинам? – улыбнувшись, спросил вампир. Он уже успел оценить вес покупок, но не то, что лежало в пакете дамских приобретений. У мужчин с покупками было все намного проще, да и Оури предпочитал распорядиться и послать слуг принести ему то, что нужно, а не разъезжать самому. Не было в этом никакой надобности. С девушками же дела обстояли иначе. Они, как успел отметить мужчина, занимались шопингом с поводом и без, но дело не в том. Хару просто пытался прощупать тему для разговора, а для этого нужно было с чего-то начать, даже с банальной мелочи.

+1

18

Выпрямив спину и напоминая себе мысленно, что локти на стол класть нельзя, Лука смотрела на Хару, который, в свою очередь, смотрел на неё. Аристократка избегала смотреть мужчине в глаза, боясь показаться грубой, но в свете фонаря не удержалась, и взглянула. Зеркала души вампира оказались удивительно… тёплыми? Даже странно, если честно, взгляд Канаме-сама обычно был холоден… Если, конечно, он не смотрел на Юуки Кросс. То есть, принцессу клана Куран, которой на самом деле оказалась эта малявка. Глаза Канаме-сама были холодны, когда он смотрел на Луку, глаза Оури – наоборот, будто притягивали её к себе, не обжигая, а мягко и тепло грея в своём свете. Жаль, что в тусклом освещении Лука не могла понять, какого цвета его радужки. Она любовалась чертами лица чистокровного, и тут он перехватил её взгляд. Девушка едва не залилась румянцем, вовремя отведя глаза и ругая себя, на чём свет стоит – её гляделки могут быть истолкованы превратно, этого Луке совсем не хотелось. Но лицо Хару осветила улыбка, и слова его были такими же тёплыми, как и глаза. «Удивительно красива»… От кого она только не слышала подобные комплименты! Но от чистокровного – ни разу, тем более, таких искренних слов, он действительно любовался ею, и от понимания этого Соэн ощутила лёгкую дрожь в позвоночнике.  Всем девушкам приятно, когда им делают комплименты, для аристократки они стали обыденными, как пожелания доброго утра, но именно эти слова – они были не комплиментом, а просто выражением чувств. И это было так мило со стороны Оури, что Лука улыбнулась ему в ответ, прогнав с личика отрешённое выражение.
- Оури-сама, как вы угадали, что я обожаю шоколад? – аристократка лукаво прищурилась, когда официант, бросив на неё очередной тоскливый взгляд, ретировался, - а повод – его, как такового, нет, просто решила расслабиться.
Да, мужчинам этого не понять никогда. Как же здорово ходить по магазинам и примеривать кофточки и юбочки, комбинировать различные наряды и вертеться перед зеркалом – им никогда не понять, сколько радости это приносит. Даже Айдо не любил ходить по магазинам, хотя Лука частенько тащила друга за собой, и, пока она торчала в примерочной, Ханабуса флиртовал с продавщицами.
Много говорить Лука боялась, да и не привыкла к болтливости в беседах с мужчинами, так что просто сидела и наслаждалась свежестью ночного воздуха. Вскоре рядом со столиком опять появился тот самый официант, держа на подносе две аккуратных чашечки с шоколадом. Поставив их рядом с клиентами, он также оставил рядом с Лукой блюдце с очаровательным пирожным. Когда аристократка подняла на него удивлённый взгляд, парнишка зажмурился и одним духом выдал «за счёт заведения», после чего убежал. Соэн тихо рассмеялась, аккуратно беря чашечку за ручку и делая глоток ароматного напитка.
- А что вас привело в город, Оури-сама? – невинно поинтересовалась она, облизывая губы от сладости.

+1

19

- Вспомнил, что лучший друг девушки это шоколад, решил проверить свои познания, - улыбнулся чистокровный. Он понимал, что Соэн шутила, и принимал ее игру. Ему было приятно оттого, что аристократка немного расслабила и позволила себе чуть больше вольностей в его присутствии. Их положение того не позволяло и Лука стойко держалась, чтобы не уронить свое лицо. Хару прекрасно понимал ее отношение ко всему и позицию в целом. Одобрял и принимал. Хотел большего, но не настаивал на том, довольствуясь тонким потоком меда, зная, что можно переборщить и тогда останется приторно-сладкий привкус, который он захочет заесть чем-то соленым или запить водой. И тогда послевкусие испортится, как и впечатление о сладком, которого всегда должно быть в меру.
- Дни в академии изнуряют? – оури уже забыл те года, когда сам был в возрасте Соэн и пытался чему-то научиться. Вернее, пытались научить его, потому что тогда молодой чистокровный предпочитал заниматься всем чем угодно, но только не учебой. Жизнь била ключом и он не задумывался о том, что в будущем превратится в непонятную серую массу, которая не знает, чего ей хотеть от жизни и хотеть ли вообще. Река, течение которой несло его последние столетия, пересохла, и дно ее потрескалось, превратив в уродливую траншею, в которой нет ничего живого.
- Тоже, что и леди Соэн – покупки, - по-доброму усмехнулся вампир. – Но мой выезд в город имел определенный повод.
Хару долго думал, что подарить девушке и стоит ли ему проявлять такой знак внимания. В конечном итоге, решил, что ничего плохого в этом не будет, и он может делать то, что пожелает. А там уже дело девушки – решить, чего она хочет сама, и принимать ли подарок. Доверять в выборе своим слугам мужчина не стал. Он мог послать любую свою приближенную, чьему вкусу он мог довериться полностью, но не стал. Посчитал, что это не тот повод, когда все можно решить через посторонние руки. Напрягся, пнул себя под одно место и выбрался в город. Тогда он не думал, что сможет найти то, что станет символом их разговора первой встречи, но был раз такой находке. И еще больше обрадовался тому, что девушка приняла его подарок. будет ли она его носить – дело уже другое, но приняла, а это уже что-то значит.
Вторым подарком стала прекрасная компания. Мужчина думал ограничиться слугой, который отвезет подарок в дом Соэн и там передаст его лично девушке в руки, но в итоге сделал все сам и еще смог добиться немного внимания от симпатичной ему особы, разнообразив свой вечер, который вышел неожиданного для него живым и свежим – то, чего ему не хватало в последние годы.

0


Вы здесь » Vampire Knight: Dynasty » Основное сюжетное » [28.09] Нужные слова.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC