Vampire Knight: Dynasty

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vampire Knight: Dynasty » Отыгранные страницы. » [20.09] Проснись и пой!


[20.09] Проснись и пой!

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

1. Участники: Аканэ и Ими
2. Место действия: класс литературы
3. Общее описание: На уроке литературы Аканэ витает в облаках. Ночью ей снились кошмары и вот, вспоминая свой сон, она невольно начинает рисовать в тетради чудовище из своих снов - Фенрира. Ими, на чьем уроке посчастливилось быть охотнице, зовет девушку по имени, но она не отвечает. Посмотрев в ее тетрадь, он видит волка.
4. Статус игры: на старте

0

2

Утро Ими началось как обычно, с запаха свежего кофе из кухни, нежного поцелуя в макушку, шороха отдёргиваемых штор и любимого силуэта в океане солнечных лучей... Так, ну, кого мы обманываем? Ими Айдзё - одинокий, как воробей под дождём, учитель японского языка и литературы (не японской в том числе), и утро его начинается, в лучшем случае, с солнца в глаза и перекрутившихся за ночь пижамных штанов. После пробуждения надо встать, а пол холодный, независимо от времени года, умыться, постаравшись не разбить зеркало, при виде в отражении какого-то чучела, похожего не то на домового не то на кикимору, и перетерпеть отвратительнейший растворимый кофе. Почему нельзя хотя бы нормальный кофе завести в этом заведении, а? Не любит Академия Кросс своих педагогов, ой не любит. Иногда с утра хватает времени на утешительную сигарету. Потом начинается ритуал одевания. Найти парные носки, почистить штанины брюк, застегнуть рубашку на все пуговицы, выровнять галстук на шее, выпустить манжеты из-под пиджака, миллиметр в миллиметр по протоколу, затянуть шнурки на ботинках, портфель в руки и на занятия шагом марш. Только завывания труб в спину не хватает.
Итак, какой класс у нас сегодня первый? Ага, кто же, как не любимчики, стадо необучаемых зебр, которым лишь бы в носу ковырять да в потолок плевать. Хотя везде есть свои самородки, не будем показывать пальцем. Урок начинается с переклички. И, заметьте, ни один не заболел и ни один не отказался! Зебры зебрами, а занудные, хоть бы раз кого в классе не оказалось. Впрочем, это вызвало бы свои протокольные осложнения, но зато хоть какое-то разнообразие. Так, а что у нас сегодня по теме? Античная литература. Отлично. День сегодня просто удался. Ими ненавидит античную литературу больше всего на свете, а что делать, надо, ибо копилка культурных знаний, и кто может знать, когда и где ему пригодится информация о том, кто и в каком веке объединил легенды о Короле Артуре в последовательное повествование? Вот и Ими не знал.
Как обычно, преподаватель начал урок с лекции, которую записывали от силы два-три человека, а в оставшееся время предложил почитать вслух отрывки из произведений, приведённых в учебнике. Заунывными голосами пасторов на похоронах ученики зачитывали предложенные куски, а потом снова уходили в свои мысли. Глубже всего в них, по всей видимости, ушла Якимори Аканэ. Она даже не оторвалась от своей тетради, когда Ими окликнул её. Учитель вздохнул. Девушка была странной по всем параметрам, и Ими старался как можно меньше с ней связываться, но аттестовывать человека так или иначе было надо. А с подобным отношением и говорить об аттестации было нечего. Класс начал хихикать, видя как Аканэ и не думает возвращаться в реальность, несмотря на настойчивый зов Кту... Простите, сэнсэя. Нет, это уже переходит все границы. Ими подсадил очки на носу и решительно направился к парте Аканэ.

+2

3

Ей всю ночь снились кошмары. Видения прошлого Юко давили на девушку в последнее время с завидной частотой. Она не знала, почему так происходит, но списывала это на какие-то природные изменения и на общую усталость.
Виктор стал особенно строго относиться к тренировкам – это несколько пугало. Девушка делала уроки, благо, не надо было из-за этого особо перетруждаться, ибо за ее плечами осталась уже старшая школа, а все свободное время уходило на развитие боевых навыков. Ей не давали спуску. Арлен был настоящим проклятьем – он не давал девушке спуску, даже если понимал, что она устала в школе. Аканэ восхищалась этим охотником и очень хотела бы на него походить, но она была слишком не уверена в себе, чтобы воплотить свои мечты в жизнь.  Но, надо отметить, что боевые навыки у нее явно улучшились, чего нельзя было сказать о отношениях между сестрами.
Наверное, стоило обратиться за советом. К тому же Арлену, ну или к Хайину, потому что эти двое были куда больше расположены к мелким по ощущениям самой Якимори, но девушка не хотела никого беспокоить. Она всячески старалась быть бодрой и веселой, что получалось с каждым разом все хуже и хуже, но никого это, кажется, особо не интересовало.
Единственным человеком, к которому Аканэ не постеснялась бы обратиться за помощью, была Юи, но сейчас ее не было в городе, поэтому приходилось терпеть.
Аканэ еле встала с кровати и поплелась на первый урок. Она не совсем понимала, зачем ей посещать занятия, но приказы Келля не обсуждались.
Она села на заднюю парту, в глупой надежде, что галерку спрашивать не будут. Айдзё-сэнсэй был удивительный человек, он ей нравился, но сейчас ее голова была забита совершенно другими вещами. Девушка засыпала, и ее не интересовали великие творцы античного периода.
Глаза слипались, а рука невольно рисовала образ «отца» своей сестры. Адская псина, похожая на дикого и озверевшего волка. В глазах огонь преисподней, зубы обнажены в страшном оскале, на шее порванная цепь, но не снятая до конца. Аканэ никогда не видела его в живую и никогда не хотела этого. Ей хватало ее страшных снов.
Когда Ими обратился к охотнице, она его не услышала. Она была очень далеко, вновь погружаясь в свои ночные видения. Она не слышала, как ржал над ней весь класс и не видела, как учитель направился в ее сторону. Она заметила его только, когда он подошел вплотную и то не сразу, а только после того, как ее в бок пихнула соседка. А раньше этого сделать не могла, спрашивается?
Аканэ вздрогнула, слегка подпрыгнув, и не сразу сообразила, где6 находится. Она ошалело уставилась на нависшего над ней преподавателя и сразу вся сжалась, визуально став меньше.
- С-сэнсэй? – неуверенно произнесла она, и на лице ее появилось скорбное и виноватое выражение.
- Страница тридцать четыре, - послышался шутливый тон откуда-то с другого конца класса.
- А? – непонимающе посмотрела в сторону говорящего, а потом дошло. Она нервно потянулась к открытому учебнику, по ходу закрывая тетрадь. Ей было неуютно от того, что мужчина находился так близко.
- Гомер… «Одиссея»… - начала она и тут же замолчала. - Да? - закончила она неуверенно.

0

4

В обязанности Ими не входило вникать в семейные обстоятельства учеников или, тем более, копаться в их личной жизни. По правде сказать, ему было в достаточной мере всё равно, что происходило со школьниками вне стен его кабинета. Однако некоторые вещи сложно не заметить, и ещё сложнее не придать им значения. Строить догадки опираясь на дедукцию, не было в стиле Ими. Фантазировать невесть что было больше на него похоже, но когда дело казалось его студентов, он старался сдерживать данное от природы бурное воображение. По Аканэ было видно, что она плохо спит. Может, насыщенные дни не дают девушке заснуть, может, наоборот, крепкий сон разрывают кошмары из прошлого и будущего. Ими бы рад сказать, что это не повод клевать носом на занятии, но он сам не кремень и мог иногда задуматься о тщете своего (да и вообще) бытия.
Подходя к парте Аканэ, Ими успел разглядеть рисунок в её тетради, и его самого от ужаса аж передёрнуло. У девушки определённо был талант, и зловещая тварь на листе вышла как живая. Увидь такой подарочек кто спросонья, поседел бы от ужаса, будь он хоть трижды бесстрашный Супермэн, не говоря о трусливой душонке вроде Ими. Ему вдруг стало интересно, выдумала ли школьница ужасающего монстра, или же он и был причиной, по которой она сейчас сидит здесь с красными от недосыпа глазами и не может сосредоточиться? От всей души, Ими бы предпочёл первое.
Но вот добродушные одноклассники вернули Аканэ в реальность, и перепуганный ребёнок (серьёзно, как можно довести человека до такого зашуганного состояния?) начал что-то лепетать, параллельно листая учебник и как бы невзначай прикрывая тетрадь.
- Гомер... "Одиссея"... Да? - пролепетала она.
Ими вздохнул и обвёл класс взглядом утомлённого обществом аристократа.
- Всем спасибо за неправильную подсказку. - Сказал он. - Вы несколько отстали от нас, Аканэ-сан, нет смысла бежать за ушедшим поездом, другой подойдёт. Ну, что же нам делать? Может, я смогу хотя бы получить от Вас Ваше личное мнение по теме? Скажем, как лично Вы считаете, Одиссей - персонаж положительный или отрицательный? С аргументами из сюжета, если можно.
Ими снова оглядел класс. Все сидели присмиревшие и притихшие. Сразу видно, интересно детям, чем разборки закончатся. Склочный народ пошёл, всё им хлеба и зрелищ, любители петушиных боёв.
- Аканэ-сан, скажите мне, только честно, мне есть смысл ждать от вас ответ? - По возможности доброжелательно поинтересовался педагог. Всё-таки, не хотелось ещё больше запугивать и без того забитого ребёнка. - Не тратьте моё и Ваше драгоценное время понапрасну. В любом случае, чем скорее я получу ответ, положительный ли, отрицательный ли, тем скорее вы вернётесь к вашему творчеству. Кстати, у вас явный талант. Уж не знаю, что это за существо вы изобразили, но встреча с таким в реальной жизни явно до добра не доведёт, верно?
Ими многозначительно посмотрел на ученицу. После событий, произошедших с ним в первый день в Академии, Ими перечитал кучу библиотечных книг, разыскивая информацию о всяких сверхъестественных тварях. Много интересного нашёл, но не поверил, разумеется, ни единому слову. Однако многие в Академии, как, например, новый знакомый Хайин, придерживались иной точки зрения. И Ими было жутко интересно узнать, как далеко до абсурда доходят её последователи.

+1

5

Стоило догадаться.
Аканэ удрученно опустила голову, чтобы не встречаться с сэнсэем глазами. Одноклассники гоготали над несчастной охотницей, а она не смела даже слова сказать. "Почему такое случается только со мной?" - обреченно подумала она. И нет никого, кто ей бы помог. Помог по-настоящему, а не так, как это было только что.
Дети не любили стеснительную и неуверенную в себе Якимори. Она была новенькой. Ее не то, чтобы травили, но относились с известной для школьников издевкой и жестокостью. Пора было бы показать, что и у Аканэ есть характер, но она боялась, что к ней будут относиться еще хуже, чем было до этого. А ей ужас как не хотелось причинять неудобства ректору и ребятам из отряда, которые находились в Академии.
Ими задал новый вопрос, и девушка еще сильнее вжала голову в плечи. Она знала Одиссею, но не настолько, чтобы свободно вести по ней дискуссию. Якимори открыла рот и снова закрыла, уповая на то, что она сейчас просто испарится и про нее благополучно забудут. Но нет, не забыли.
Доброжелательный голос учителя только еще больше заставил Аканэ нервничать. Он, может, и не злился на девушку и не собирался ее наказывать, но тем страшнее было то, что охотница разочаровывает этого, в целом, милого человека. Нет ничего хуже, чем не оправдать доверие расположенного к тебе человека.
Якимори сглотнула. Она посмотрела на Айдзё каким-то очень странным взглядом. На секунду в глазах девушки промелькнул интерес, настороженность и какая-то спокойная сила. Но через мгновение все вернулось на круги своя, и перед учителем литературы вновь сидел забитый ребенок.
- Да, - согласилась она еле слышно и ссутулила и до того ссутуленные плечи. - М-мне н-нечего сказать.
Помедлив с секунду, она придвигает к себе тетрадку, точно пытается спрятать свое творчество от посторонних глаз.
"Ничего страшного ведь не произошло, не правда ли?"

Отредактировано Akane Yakimori (2014-02-03 20:17:23)

+1

6

Ими вздохнул, снял очки и прикрыл глаза. Во-первых, он устал, во-вторых, ему было жалко смотреть на Аканэ, а смотреть на жалкое создание, которому ты не в силах помочь -- как ножом по стеклу. И ведь по Аканэ ясно видно, что девочка она не глупая, но зажатая, просто ужас. Ими был знаком с такими случаями. Сам был из тех, кто в недружественном окружении не мог связать двух слов и терялся. Он перешагнул через это, закрывшись в себе и вылезая только в случае особой необходимости, но он был мужчина, как ни крути, а то случай переодеванием на Хэллоуин в универе -- не в счёт. По Аканэ же было ясно видно, что нужно просто оградить её от неблагоприятных условий, поддержать и подтолкнуть, помочь раскрыть потенциал. "А почему, собственно, этим должен заниматься я? - подумал Ими. - Должны же быть в этой Академии какие-нибудь психологи, или специалисты по проф-ориентации, или просто по ориентации. Тьфу на тебя, придурок, опять о своём. Так вот, почему ты. Да потому что ты дот и всегда лезешь не в своё дело. Тебе больше всех надо, да? Сидел бы себе тише воды ниже травы и молчал в тряпочку. Не, кляп из тряпки -- это как-то грубо и вульгарно, да и на вкус она... КХЕ-КХЕ!!! Ближе к телу, то есть, делу. Помоги ей, чтобы потом совесть не мучила, когда прочитаешь в газете, что она сиганула под поезд или, наоборот, пырнула кого-нибудь ножом для бумаги."
Ими вздохнул снова, надел очки обратно и обвёл класс взглядом "напомните мне, почему я должен быть снисходителен с этими баранами". (Да, описания взглядов одним словом уже не модно).
- Смешно, да? - со злодейской улыбкой поинтересовался он, и хихиканье в классе приобрело напряжённый оттенок. - А давайте я подниму архив ваших эссе и мы посмеёмся над человеком, который путает слова "эффектный" и "эффективный". Или, может, над человеком, который до сих пор иероглиф "единица" не может нарисовать ровно без линейки. А, ещё лучше над тем, который сделал четыре ошибки в слове "ёж". А, а, вижу наши герои себя узнали. Смешно, правда, что такие люди есть? Так давайте посмеёмся над ними! Как нет? Что такое? А, понимаю, они могут в морду дать. А я могу перестать закрывать глаза на ваши просроченные сдачи. Начать придираться и к мелким ошибкам тоже, и тогда я сомневаюсь, что 45% будет самым плохим результатом. И с такими темпами, что, весь класс завалит семестровый экзамен? Вот смешно будет: всё хорошо, и только по литературе поголовная неаттестация. И когда ко мне придёт комиссия, я просто достану все ваши эссе, и вопросы ко мне сразу отпадут. Зато к вам их возникнет очень много. В частности, со стороны ваших родителей, которые, я уверен, вложили в ваше обучение здесь немалые деньги. Поэтому давайте се примолкнем и проявим чуточку УВАЖЕНИЯ к вашим товарищам. Толерантность...
Ими драматично взмахнул рукой и собирался эффектно завершить монолог ляпнув в конце жирную точку в виде какого-нибудь матерного междометия, но вспомнил, что он в детской аудитории, а не на дебатах повстанческого движения (это всё неправда, это всё была марихуана и тот горячий американский студент по обмену), и притормозил поток разгорячённой речи. Одёрнув пиджак, Ими снова оглядел присмиревший класс, а потом посмотрел на Аканэ, стараясь придать лицу дружелюбное выражение.
- А вы, Аканэ-сан, зайдите, пожалуйста, ко мне в кабинет после окончания Вашего учебного дня, мы попробуем сделать что-нибудь с вашей успеваемостью. Только не забудьте, хорошо? Не хотелось бы, чтобы такая одарённая и милая девушка из-за простой невнимательности скатывалась по успеваемости. А теперь, класс! До конца занятия у нас ещё пятнадцать минут, напишите мне все стихотворение из двух четверостиший, в юмористическом плане повествующее об одном из пройденных сегодня произведений. Вам же лучше, чтобы там была хотя бы одна рифма. Всё, приступайте, со звонком отберу задание, даже если вы успеете его съесть.
И шаркающей кавалерийской походкой (в белом плаще с кровавым подбоем, ага) Ими направился назад к учительскому столу.

+1

7

Аканэ стало еще более неудобно, когда Ими начал отчитывать ее одноклассников, которые посмеивались, пока Якимори откровенно валилась. Нет, в душе она, конечно, испытала некую радость отмщения, но прекрасно понимала, чем может для нее закончиться эта своеобразная защита сэнсэя.
Аканэ уже не раз проходила это. В прошлой школе ее тоже травили и забивали. Измывались, как только хотели. Мусор в школьный шкафчик, письма "счастья", сменка в мусорное ведро. Особенно любили запирать в туалете и обливать водой. Все это уже пройдено. И охотница уже научилась видеть верные признаки того, что ей снова достанется. Но сейчас она могла порадоваться. Хотя бы чуть-чуть. Правда, не долго.

Когда кончились занятия, Аканэ, поправив на плече сумку, отправилась на рандеву с Айдзё-сэнсэем. Девушка подошла к кабинету учителя и застыла с занесенной уже для стука рукой. Блин, ну почему ей все время так дико не везет? И почему она до сих пор учится в школе? Виктор не объяснил толком, зачем отправляет девушку учиться, но сказал просто, что это нужно. Аканэ тяжело вздохнула и постучала в дверь.
- Айдзё-сэнсэй? Извините за беспокойство. - и приоткрыла дверь кабинета литературы и японского языка. Учитель находился в классе, как и обещал. Он, видимо, проверял тетради в тот момент, когда пришла девушка.
- Вы хотели со мной поговорить? - нерешительно спрашивает она и проходит в класс, закрыв за собой дверь, как только учитель делает ей жестом предложение. Она не решается подойти ближе, а так и стоит у входа, точно боится, что ее сейчас съедят. Она смотрит в пол, хотя, в общем-то, она чуть более уверена в себе, чем сегодня утром.

0

8

Вообще, Ими и думать забыл об Аканэ, а потому был крайне удивлён, когда она постучалась в его кабинет после занятий. Вообще, не из-за собственной заносчивости, но из-за слишком короткого времени проведённого в Академии, Ими очень малое количество учеников знал в лицо, а ещё меньшее - по имени. И уж тем более у него не было любимчиков и козлов отпущения.
Первые минут пятнадцать после эффектной адвокатской речи в пользу странной девочки-изгоя, он даже задумался о том, с какой вообще стати полез защищать ничем для него не значимое нелепое создание. Потом, правда, успокоился, доброе же, в конце концов, дело сделал, поставил этих олухов и хамов на место. Ну а если они, вдруг, и того пуще начнут бедную девочку задевать, так он им покажет "мать Кузьмы", как говорил Н.С. Хрущёв.
Ими провёл ещё одно занятие, сходил на обед, попытался пристроиться к разговору других учителей, но они хоть и позволили ему сидеть с ними, а в беседу не брали, а пытаться начать новую Ими побоялся. Филолог попытался как можно скорее расправиться с едой и откланяться. Коллеги даже не попрощались в ответ. Это ранило не столько самолюбие, сколько веру в людей, которую с таким трудом воспитал в себе Ими. "А ведь я почти как та девочка. - Думал он, шагая на следующий урок. - Меня тоже стараются не замечать, и только и жди, как бы не выставили на посмешище, подвернись им только случай".
Ими бы продумал так весь остаток дня и ночью бы едва сомкнул глаза от мыслей, терзающих его, но урок был с его обожаемым 2-С, и концу занятия Ими всерьёз думал о том, что завтра проснётся без голоса. "Сначала врач, лекарства, потом изолятор, а в конце они положат меня в деревянный ящик с мягкими подушками, непонятно на какой ляд нужными, и сожгут в печке вместе с парой килограммов цветов."
Зато в тот день Ими внезапно порадовал поголовно тупоголовый 3-А. Мало того, что все пришли подготовленные со стихами наизусть, ни один человек не дал неверного ответа ни на один заданный вопрос. Потом Ими вспомнил, что их предыдущее занятие было в кабинете по соседству и прикинул, мог ли его голос пробиться сквозь вековые каменные стены Академии. Так или иначе, эффект получился очень и очень удовлетворительным. Ими даже подумал о том, чтобы заняться вокалом и, натренировав связки, подобным манером прививать этим опоссумам и вомбатам хоть какую-то культуру.
Наконец, последний на сегодня класс сдал тетради с внеклассными сочинениями и Ими засел за проверку. Он не перевалил ещё даже за треть, когда робкая девушка напомнила ему, что он хотел с ней поговорить. Ими развернулся в ней на стуле вполоборота и, подсадив очки на носу, всё равно посмотрел на неё поверх них. Девушка была симпатичная, но собственной неуверенностью создававшая вокруг себя образ серой мышки. Если она на самом деле не идиотка, то вся её проблема в забитости, от которой Ими не авторизован лечить школьников. Для этого есть психологи. О чём же он хотел с ней поговорить? Ну допустим.
- Аканэ-кун, вы знаете, что я никогда не бывают предвзят или пристрастен с учениками. Так что хочу вам сказать, что вы, до того не доставлявшая никаких проблем, сегодня весьма меня огорчили. Мне было отвратительно смотреть, как над вами издеваются одноклассники, потому позволил себе вмешаться, если доставил эти неудобства, мне очень жаль. Но нам с вами придётся решить небольшую проблемку с вашей стороны. Последнее время у вас рассеяно внимание. По вашим глазам могу судить, что это от недосыпа. Могу ли я узнать причину или попытаться помочь вам? Мне бы искренне хотелось.

Отредактировано Imi Aijo (2014-08-23 14:52:34)

+3

9

Аканэ подошла поближе, потому что говорить через весь кабинет было некультурно. Мало того, что сам громко говоришь, так и собеседника вынуждаешь. Впрочем, слишком близко подходить тоже не стоило - учитель так строго (как показалось охотнице) посмотрел на свою ученицу поверх очков, что она тут же замялась еще больше.
Аканэ, младшая в семье, никогда не отличалась какими-то особыми талантами. На нее смотрели, как на неудачный эксперимент - потомственная охотница, а такая бесполезная! Якимори сильно страдала от того, что не могла оправдать ожиданий. Ведя свою линию от внебрачного сына Яна, она была бесконечно рада познакомиться со своим предком, но предок этот не был от этого знакомства в таком восторге, как девочка. И Аканэ опять забилась. В новой школе, хоть они ту и по заданию, Аканэ искренне верила, что сможет начать все с чистого листа и завести друзей. А еще сблизиться с Юко и проявить себя, потому что она уже изучала всю эту школьную прогрмму. Два года назад, конечно, но она многое помнила. Но когда учитель так строго смотрит на тебя (а строго смотрели почти все), язык вновь еле поворачивался. Лишь во время тренировок она могла быть собой. Пока ни о чем не думала.
Слова сэнсэя о том, что она его огорчила, дали по голове точно кувалдой. Она ведь  не хотела! Она совсем этого не хотела! Она же так старалась! Все время все читала, вспоминая. Делала всю домашнюю работу, а теперь...
Губы предательски задрожали, и Якимори плотно их сжала, опустив голову.
- Простите, сэнсэй, что доставляю вам беспокойства, - произнесла она несколько дрожащим голосом. - И спасибо, что заступились за меня. Я постараюсь больше не создавать вам проблем. - все лепетала и лепетала она. А потом вдруг замолчала, а когда заговорила, то голос ее изменился. Стал низким и спокойным. - Вы не сможете мне помочь. - Подняла глаза, а в них отрешенность, пустота. - Мне никто не сможет помочь. Ни Ян, ни Виктор, ни тем более Вы. Либо я справлюсь, либо умру. Юко этого не понимает. Или не хочет понять. Глупая... - на последнем слове в голосе проскочила нежность, а потом Аканэ точно пришла в себя. В глазах появилась паника и она вновь затараторила: - Ой, простите, сэнсэй, я наговорила чего-то не того, да? Забудьте, пожалуйста. Это все глупости. Глупости же, верно?
Она заломила себе руки, и взгляд заметался по комнате, точно ища, куда можно забиться.

0

10

Сказать, что филолог, эхем, пребывал в высшей степени смятения - не сказать ничего. Сказать что-то другое - некультурно, тем более, что с такой профессией Ими был просто обязан уметь находить синонимы и эвфемизмы. (Я таки написал это слово с первого раза, ура!) Так вот, пребывая в вышей степени смятения после выплеснутого на него потока сознания, Ими решил ухватиться за единственную ниточку, которая торчала из этого разговора на достаточное расстояние. Он снял очки и встал.
- Милая моя, не надо меня бояться и смущаться. Я напугал вас? Простите. Сядьте, пожалуйста. - Он кивнул ей на пустой класс, предлагая выбрать любое место, которое ей понравится. - И если хотите, я даже не буду на вас смотреть. У меня взгляд, сам знаю, недобрый. Ну как, лучше?
Он отвернулся к доске, на которой до сих пор были расписаны элементы комедии положений. Ими с ужасом в своей же схеме нашёл орфографическую ошибку и поспешил её исправить.
Мало того, что этого был его первый опыт работы учителем, так ещё и добрая половина классов попалась, как на подбор, эм, неординарная. (Хотя неприличное слово на букву "е" подошло бы для этой характеристики не в пример лучше). И хуже того, приспичило же педагогу налететь на этакого персонажа школьной жизни, в высшей степени, хм, загадочного. Ну не умеет молодой человек ни женщин утешать, ни с детьми обращаться. Ну ладно, попробуем.
- Насчёт умереть, надеюсь, это была метафора. Что ж, если вы отказываетесь от моей помощи во внеклассных проблемах, воля ваша, а я не имею никакого намерения насильно вторгаться в вашу личную жизнь. Но давайте тогда хотя бы по возможности справимся с возникшими осложнениями в учёбе. Я знаю, что вы способная и усердная ученица, до сих пор вы не давали повода в этом усомниться, всегда приходили подготовленная и хорошо писали тесты. Я могу предположить, что у вас возникло увлечение, ну, хобби, которое стало отнимать у вас значительную часть свободного времени. Что ж, хобби это прекрасно, развивает различные навыки и помогает сблизиться с людьми, но я вынужден просить, чтобы вы не забывали и об учёбе. Эх, была не была, хотите я освобожу вас от посещения занятий и буду только принимать у вас внеклассные работы и контрольные? И у вашей сестры, кстати, тоже. - Ими резко обернулся. - Что случилось с Юко-кун, Аканэ-кун? Я крайне редко вижу её на занятиях, а когда она появляется, я никак не успеваю её спросить. Вы мне не скажите, на это есть какая-нибудь уважительная причина?

Отредактировано Imi Aijo (2014-08-23 16:10:20)

0

11

Аканэ послушно кивнула и села за парту. Положила руки на стол, но на учителя глаз не подняла. И даже когда вновь залепетала, что взгляд у Айдзё-сэнсэя совсем не страшный, продолжала смотреть на свои пальцы, лихорадочно вертя головой, подтверждая свои слова. Ей было неловко, что разговор повернулся так. Да что там... Ей просто было неловко.
Когда Ими исправлял что-то на доске, Якимори осторожно посмотрела на его спину.
Вот обычный человек, живет обычной жизнью. Он очень хороший человек и защищает глупую Аканэ, в то время как это она должна его защищать. И она будет! обязательно будет. Потому что ей очень нравится сэнсэй. Он очень чуткий... Как показалось девушке.
Аканэ понуро молчала, слушая, что ей говорят. Нет, она не образно говорила о смерти, но сэнсэю об этом знать совсем не обязательно. Якимори посмотрела за окно. Внезапно стало дико тоскливо. А где-то там бродит Юко, как всегда в гордом одиночестве. И Аканэ ничего не может сделать. И никто ничего не может сделать. Чувство какой-то обреченности, от которой сжимается сердце, и предчувствие скорой беды. Впрочем, может, все это глупости? Очень хочется в это верить.
Аканэ не понимает, о каком хобби говорит Ими. Она сдвигает брови, в тщетной попытке понять, но в голову ничего не приходит. У нее нет хобби, о котором может знать мужчина. Или он видел, как она однажды тренировалась?
Предложение об освобождении от уроков вызывает восторг и восхищенное благоговение перед сэнсэем. Конечно! Внеклассные контрольные и сдача материалов - нет ничего проще! Аканэ готова! Аканэ может! Глаза загораются и... гаснут в следующий момент.  Вновь неловкое молчание и взгляд, впертый в пальцы.
- У нее... сложное время. - выдавливает она из себя через некоторое время.
Аканэ, если честно, не совсем понимала, зачем Юко заставляют учиться, ведь ей все это было чуждо. Она не хотела быть рядом с остальными ребятами, их общество ее тяготило. Но все считали, что погружение в такую среду сделает из фенрира более социально приспособленного индивида.
- Если можно... - смущенно проговорила она, - можно Юко тоже освободить? Она все сдаст, честно! - и в голосе появляется несвойственный девушке пыл. - Только не говорите ректору, пожалуйста! Мы не доставим вам проблем! Честно-честно!
А глаза точно у щенка.

0

12

Ими не нравилось, как смотрела на него ученица. Не нравилось от слова "совсем". В её глазах был такой страх, как будто против неё стоял весь мир. Ими вздохнул, засунул руки в карманы и прошёлся пару раз туда-сюда, прежде, чем направиться к девушке. "Прекрати вмешиваться в чужие дела, Айдзё. - Говорил себе педагог. - У всех этих детей есть родители, чтобы решать их проблемы, да и в это Академии есть ректор и другие высшие силы, авторизованные разжёвывать кашу, которую заваривают эти умельцы. А у тебя просто комплекс Бога, да и тщеславие твоё тебя до добра однажды не доведёт. Смирись с этим. У этих избалованных детишек свои заморочки и игры, и тебе тонко намекнули, что тебе туда ход закрыт. Всё, что тебе остаётся сделать, это поспособствовать тому, чтобы из-за этих игр не упала их успеваемость. А, всё-таки, всё это в высшей степени странно".
Он сел за парту перед Аканэ спиной к доске и облокотился на спинку стула. Он старался придать своему взгляду как можно больше мягкости и сострадания. Он быстро пригляделся к внешности девушки. В ней было что-то необычное, он бы сказал, неземное. Но скорее всего, это освещение или его дурная фантазия: надо прекращать читать книги по мифологии, тем более на ночь. И вообще неплохо бы уже с этим покончить и пойти на перекур.
- Дело вот в чём, Аканэ-кун. - Продолжил он. - Вас я уже достаточно хорошо знаю и могу вам доверять, но вот ваша сестра - это тёмная лошадка, я понятия не имею, насколько она благонадёжна. Я бы с удовольствием освободил от посещения занятий вас обеих, тем более, что с меньшей аудиторией проще работать, но я не могу, увы, быть уверен, что внеклассные задания за неё не будете делать вы. Тем не менее, я уважаю вашу просьбу и готов выполнить её, но при одном условии: мне бы хотелось переговорить с Юко-кун об этой возможности лично. Узнать, готова ли она добросовестно учиться вне учительского контроля. Как думаете, это можно организовать? Вот примерно такой разговор, как сейчас у нас, с глазу на глаз?
Ими посмотрел на Аканэ выжидательно. Если за ними с сестрой действительно стоит какая-нибудь нехорошая тайна, то робкая девушка попытается Юко выгородить. В сестринской солидарности, конечно, нет ничего дурного, но не когда это вопросы успеха или, тем более, жизни, хоть бы даже и в фигуральном смысле. И, потом, раз уж Ими выпал шанс взяться вплотную за кого-то из учеников, то хотя бы у одной Якимори он вызнает всю правду.

0

13

Он подошел к ней, сел напротив. Сидеть так близко к преподавателю было не совсем уютно, но Аканэ не отодвинулась. В конце концов, она уже взрослая. Якимори с трудом проглотила подкативший к горлу комок, но не потупила взгляда, что стоило ей огромного усилия воли.
Девушка внимательно слушала все, что говорит ей учитель. Он хвалил ее - это было приятно, но он хотел поговорить с Юко. С Юко, которая ненавидит всех и вся, которую сложно контролировать, а порой просто невозможно. Он хочет с ней приватной беседы. Аканэ не могла себе это представить. Это неудачная идея, сэнсэй, вы даже не понимаете насколько она неудачная.
Якимори поджала губы и отвернулась, устремив свой взгляд в окно. Что ей ему сказать? Все, что она может - это лишь заверить, что Юко будет сама все делать, что, в общем-то, скорее всего было бы неправдой. Фенрир не хотела учиться, она вообще ничего не хотела. Единственное, что доставляло хоть какую-то радость - это драки, но даже в них она участвовала крайне редко, потому что Шин, не отличающийся особой толерантностью и терпимостью, затыкал своего потомка сразу же, как только тот начинал зарываться.
- Сэнсэй, - трагически начала она, бросив на преподавателя скорбный взгляд, но тут же вновь отвернулась и закусила нижнюю губу. Было видно, как она страдает. Казалось, она решает для себя какую-то очень сложную задачу. И задача дается ей нелегко.
- Я постараюсь, - в конце концов понуро согласилась она. - Я могу идти?
И лишь когда она вышла из кабинета, в голову Аканэ пришла мысль, что вообще-то, не обязательно осуществлять эту встречу с Ими-сэнсэем. Главное, добиться разрешения от Кросса, а он должен был понять - Якимори в это верила.

0

14

Айдзё не понравился бегающий взгляд Аканэ, ой, как не понравился. За этим взглядом определённо скрывалась какая-то загадка, какое-то сомнение, какая-то ложь. Обещание устроить встречу с сестрой прозвучало неубедительно, как отмазка, лишь бы поскорее сбежать из кабинета, а потому, когда Якимори поднялась, чтобы уйти, Ими даже не успел бросить ей вслед никакого напутствия и худо-бедного прощания. Всё-таки, подгнило что-то в Датском королевстве. Но даже если бы у филолога было желание распутывать это дело, пахнущее явной чертовщиной (а желания такого не было, преподаватель дорожил своими нервами и шкурой), он всё равно не знал бы, с какой ниточки начать распутывать хитрый узор. На этой загадке сам Холмс ногу сломит, куда там дилетанту не самого высокого интеллектуального коэффициента.
Ими встал из-за парты, где его весьма сконфуженным оставила Аканэ, подошёл к преподавательскому столу и гневно захлопнул лежавшую на нём открытую тетрадку, изнутри напоминавшую килт: так перемешались чёрная ручка ученика с разноцветными правками учителя. (Грамматические ошибки - красным, орфографические - синим, фактические - зелёным, остальное - карандашом). Ими взял со стола ключи и вышел из кабинета, не забыв запереть за собой дверь. Красть оттуда, конечно, было нечего, но на замке как-то спокойнее. Опустив связку в карман и похлопав по нему, ощущая приятную тяжесть, Ими направился в курилку. Сейчас перерыв, потом закончить с тетрадками и в библиотеку. Перед ужином не плохо бы погулять, и вечер провести в своё удовольствие, в уютной комнатушке, с музыкой и доброй книгой в качестве единственной компании. Ими не стал бы врать, но он начинал скучать по человеческому обществу, и хоть ему и довелось познакомиться с Хайином, с которым они изредка проводили вместе время, этого было мало. Ими чувствовал, как душа его деревенеет, сердце покрывается инеем, и, не ровен час, заржавеет и заскрипит мозг.
"Но всё-таки, что же не так с сёстрами Якимори?" - мысль не оставляла преподавателя в покое и то и дело пробиралась, как одуванчик сквозь асфальт, на поверхность сознания. Аканэ, если честно, порой бесит, вечно страдающая анемичная барышня, да ещё и врёт плохо. Утешает одно, что раз уж она пообещала хорошо учиться, его она выполнит. А вот вторая, Юко, это объект ещё более противоречивый. Дерзкая, самоуверенная, - такие качества не приходят просто так. К тому же, по какой-то невообразимой причине, она не видит ничего постыдного и противозаконного в том, чтобы демонстративно прогуливать занятия и даже не пытаться оправдать себя или восполнить пробелы в школьной программе. Если они есть. При всё прочем, Юко ещё и хорошо образованная, начитанная девушка. Нет, эта история - как гидра: найдёшь ответ на один вопрос, и тут же появятся ещё десять.
"Надо поговорить с ректором. - Пришла Ими в голову внезапная идея. - Он набирал учеников, он знаком с их личными делами, возможно, он объяснит мне, что происходит. Вдруг я ещё и окажусь на стороне неправых? Не хотелось бы нажить себе врагов и неприятностей на голову. Да, к ректору, однозначно. Он меня в это втянул, он пусть и отвечает на мои вопросы." И затоптав окурок, с облегчённой душой, Ими вернулся в кабинет и снова приступил к проверке тетрадей.

0


Вы здесь » Vampire Knight: Dynasty » Отыгранные страницы. » [20.09] Проснись и пой!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC