Vampire Knight: Dynasty

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vampire Knight: Dynasty » Основное сюжетное » [12.09] Собачье сердце


[12.09] Собачье сердце

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

1. Участники: Game Master, Yuko Yakimori, Luka Souen + Shin Kitomuro
2. Место действия: недалеко от Лунного общежития
3. Общее описание: Юко, ускользнув, наконец, от сестры, гуляла по территории академии, когда на пути ей попался аристократ. Пренебрежительное отношение девушки несколько оскорбило вампира. Завязался разговор, не из самых приятных к слову. Что будет, когда ветер донесет до проходившей мимо Луки отрывок разговора?
4. Статус игры: на старте
5. Примечание. Лука вступает после двух постов со стороны Гейма и Юко

0

2

Осака Сэнмэцу

Он поправил лацканы пиджака и улыбнулся своему отражению. Забавно, но люди почему -то уверенны, что вампиры не отражаются в зеркале. Почему?
Парень весьма гордился своим положением - одобрение со стороны наследника королевской крови - Канаме Курана - бесценно. Когда матушка провожала его в Академию, он был уверен, она плакала и шептала о том, что теперь их клан вновь будет уважаемым в обществе. Приближенные к королю - уже заранее любимчики судьбы. Сенмецу вновь улыбнулся и направился прочь из комнаты. После уроков им давалось немного свободного времени - можно было подышать свежим воздухом и прогуляться по парку. Парень бы не отказался от компании, многие из его класса ему нравились. Но была одна особенная, которая выделялась больше всего. Но увы,она была занята.
- Акелла промахнулся, - почесал нос парень, - радуйтесь вандерлоги.
Аристократ обогнул фонтан, громко шлепая туфлями по цементной дороге и хмурил брови, мысленно споря сам с собой. Он был уверен, что никого нет рядом, но вскоре услышал шаги. Они почти вторили его шагам, и возможно были бы не заметны, если бы Осака не прислушивался намеренно.
Парень замер на месте и уставился на появившийся силуэт. Судя по хрупкости, это определенно была девушка.
- Интересно, что она здесь делает?
Впрочем. будто бы противореча своим словам, аристократ отвернулся, возвращаясь к своим мыслям. Это не его забота. Пусть префекты этим и занимаются.

Отредактировано Game Master (2014-01-31 14:18:27)

+1

3

Резким, нетерпеливым движением, даже удивительно, что ничего не оторвалось, расстегнув верхнюю пуговицу на рубашке, Юко негодующе мотнула головой. Девушку переполняла злоба. Мало того, что ей теперь постоянно приходится находиться рядом с людьми, так ее еще и в школу запихнули. Тупые идиоты! Якимори еле хватало терпения, чтобы не наброситься на какую-нибудь жизнерадостную тупицу, а таких внезапно оказалось очень много. И стоит ли говорить, что девушку бесило, что ее заставляют учиться? Юко умела читать, но писала плохо. Это ей плохо давалось, да и вообще волчице это было не интересно. И сейчас, попав в школу, где никто не знал о том, кто она такая, где ее заставляли что-то учить, что-то решать, что-то писать, Юко казалось, что она попала в ад. Даже прибывание с отцом, по сравнению со всем этим, было просто гавайским курортом.
А еще девушку сильнее чем когда-либо мучило одиночество. Возможно, в этом своем положении была виновата она сама, но Юко никогда в этом не признается. И от этого ее ненависть возрастала еще больше. Ко всем. К себе в том числе. Но больше всего бесила сестра, которая хоть и со скрипом, но все-таки вписалась в класс за такое весьма короткое время.
- Убейся. - зло плюнула она слова и побрела к фонтану.
Она шла, а руки у нее чесались, не находя выхода душевной злости. Как она сюда попала? Почему именно она? Как эти твари, что смеют именовать себя сыновьями фенрира, могут резвиться, радоваться жизни? Для Юко это было равносильно предательству. Вот бы высвободить отца - это было бы прекрасно. Тогда все узнали бы ее мир.
На дороге показался вампир. Безмозглый выродок, от него заверсту несло пафосом. Самовлюблен, как и все представители его гнусного рода.
Он заметил девушку, но не посторонился. Зря, очень зря. Проходя мимо Юко, которая намерено не посторонилась даже на чуть-чуть, он задел ее плечом.
- Смотри куда прешь, кровососина! - злобно, почти с ненавистью в голосе, произнесла фенрир.

0

4

Осака Сэнмэцу

С этой девчонкой что-то было не так. Сенмецу слишком поздно обратил внимание на ее ауру - ауру, не похожую на ауру человека. Незнакомка не пыталась скрыть своей сущности и откровенно напрашивалась на стычку. Но об этом парень узнал несколько позже, когда они таки столкнулись.
Брови Осакаи поползли вверх - что за враждебность?
Эта девчонка не только имела странную ауру, но и знала о том, кем являлся парень. Она ненавидела его. Это ощущалось физически. Проклятье, да что он ей сделал???
- Следите за своим языком, леди, - сдержанно произнес вампир, ярко подчеркивая свое собственное достоинство. Он слегка задрал подбородок и теперь смотрел на девчонку сверху-вниз. - Вам следует держать его за зубами, когда говорите с представителями моей расы. Не знаю, кто вы и как узнали о нас, но это не дает вам права унижать и оскорблять кого бы то ни было.
Кажется, инстинкт самосохранения дремал в этот чудесный вечер. Сенмецу не почувствовал смертоносной угрозы, что таилась за обликом малолетней девчонки.
- Вам повезло, что Вы столкнулись со мной, а не с каким-нибудь другим представителем моего рода. Далеко не все мы отличаемся пацифистским нравом. Да и не будь Вы на территории Академии, я бы не ручался за Вас, даже если бы судьба вновь столкнула нас с Вами. - проклятая привычка всех учить, точно Сен самый умный. Впрочем, во многом это было именно так. Его неизбежным пративником, в борьбе с которым он не имел ни малейшего шанса выиграть, был Ханабуса. Ходячая энциклопедия.
- Доброй ночи, мисс. - Сделав еле заметный кивок головы, парень обошел девушку и пошел дальше.
Чего только не встретишь. И все-таки, кто она такая?

Отредактировано Game Master (2014-01-31 14:18:36)

0

5

«Что?» - возмущенно подумала Юко и крылья ее носа гневно затрепетали, а брови сошлись на переносице. Фенрир смотрела на вампира с таким диким презрением, будто перед ней находился не человек, а склизкое, мерзкое насекомое, которое хотелось раздавить. Немедленно.
По щекам заходили желваки, а в горле зарождался рык. Этот смертник еще смел учить ее манерам! Ха! Да срала она с большой высоты на все эти манеры. Она не просила вытаскивать ее в этот мир, поэтому она не обязана подчиняться чужим правилам. Да и кто он такой, чтобы она питала к нему хоть каплю уважения? Жалкий кровосос, который ничерта не может, если не выпьет рубиновой жидкости. Так это к нему надо проявлять учтивость? Не дождетесь.
- Мерзкие, тщедушные создания! – прошипела Юко и ощерилась. – Трусы. Как и ваш король! – последнее слово она произнесла с особой издевкой и ядом.
- Да кто ты такой, чтобы учить меня? Несчастный выскочка, считающий себя лучше других. Ничтожество, которое вынуждено питаться кровью, под покровом ночи. Жалкая крыса. Что ты, что Куран. Весь ваш проклятый род! Да если б не вы, многие бы избежали бы несчастной участи! Это все из-за вас! Из-за вас я была вынуждена провести столько лет в аду! Из-за вас, недоумков!
Юко распалялась с каждым новым словом, даже не замечая, как брызжет слюной.
- Кто ты такой, чтобы я держала язык за зубами?! Ничтожная тварь!
Держать себя становилось все труднее, да девушка не особо и хотела-то. Еще чуть-чуть и она примет свою истинную форму. В ее фиолетовых глазах уже плясали огни того ада, где она пробыла первые свои восемнадцать лет. Ненависть, боль, презрение.
- Все одинаковы. – рычала она. – Крысы, твари…
По губам поползла довольная, издевающаяся ухмылка. Руки сжались в кулаки. Юко беззвучно рассмеялась, глядя на вампира. Ну что ты можешь сделать, бесхребетная, трусливая тварь? Что? Ничего.
Юко резко повернулась назад, слишком поздно почуяв еще одного вампира. «Вам прям медом здесь сегодня намазано!» - злорадно подумала фенрир. И плевать, что она зашла на территории в их время, она никогда не признает того, что была не права.
Как же чешутся кулаки.

+2

6

Рука коснулась деревянных перил, проводя по ним вниз, будто гладя покрытие, тёплое от солнца. Гулять днём любят далеко не все вампиры, но Лука не боялась солнца так, как Рима, и оно не раздражало её так, как Айдо.  Впрочем, солнце только показывалось на горизонте, робко выглядывая из-за деревьев. Лука всегда любила рассвет – на рассвете свет солнца был нежным и не обжигал глаза, привыкшие к полумраку. И сейчас, пока друзья собирались спать, Соэн решила немного пройтись. У людей, кажется, это называется «вечерний моцион», только у вампиров всё наоборот, и моцион оказывается утренним. Рассветным.
Лука любила ночь, но почему-то вид просыпающейся природы её завораживал. Вот резные листья клёна тронул лёгкий рассветный ветерок, вместе с ними лаская и волосы аристократки, развевая пряди и охлаждая кожу на щеках. Она легонько улыбнулась, сама не зная, чему улыбается – просто утру, просто солнцу, просто ветру, просто жизни. Да, жизнь вампира не всегда легка, хотя бы потому, что очень длинна, но Лука была слишком юной, чтобы устать от жизни, так что ей нравилось существовать именно здесь и сейчас, быть частью этой огромной вселенной.
Подойдя к клёну, Лука коснулась ладонью шершавой коры, краем глаза заметила пробегающих вверх муравьёв, понаблюдала за ними. Потом погладила кору подушечками пальцев, и отступила от дерева, чьи листья шумели на ветру. Потрясающее чувство – природа оживает, и оживает всё, даже тёмная душа вампира.
И тут Соэн явно ощутила присутствие ещё одного, незнакомого ей вампира. И ещё одно присутствие – кого-то странного. Пахло это присутствие человеком, но что-то в человеке явно было не так.
Они говорили о чём-то, и не видели Луку, что всё ещё скрывалась в тени дерева. Честное слово, аристократка не хотела слушать, но не могла не слышать.
- Мерзкие, тщедушные создания! Трусы. Как и ваш король!
«Что?»
Лука нахмурила лоб, уже не пытаясь абстрагироваться, чтобы не слышать чужой разговор. Нет, теперь она ловила каждое слово.
- Да кто ты такой, чтобы учить меня? Несчастный выскочка, считающий себя лучше других. Ничтожество, которое вынуждено питаться кровью, под покровом ночи. Жалкая крыса. Что ты, что Куран. Весь ваш проклятый род!
«Ах, мерзавка!»
Сжав кулаки, Лука шагнула из-за дерева. Она частенько могла быть несдержанной, особенно, когда речь шла о Канаме-сама. Хотелось вцепиться в волосы девчонке, но, сделав вдох через нос, Соэн более-менее успокоилась. Она стояла, ничем не выдавая себя, но была уверена, что они оба – и девушка, и вампир – уже её учуяли.
Крылья носа аристократки раздувались.
«Как она смеет так говорить о Канаме-сама и о нашей расе?!»

+1

7

Осака Сэнмэцу

Вампир честно собирался просто пройти мимо. Он даже не подумал о том, что девчонке нужно стереть память и доложить об этом принцессе, потому что раз незнакомка знает о том, кто они, то так, наверное, и должно быть. Ее тон подтверждал эту догадку, и Осака подумал, что эта мелкая из ряда охотников.
Вампир честно собирался просто пройти мимо, но ее слова впились в спину разъеренным роем пчел, жаля, заставляя обратить на себя внимание. Ей следовало замолчать. Пацифист не пацифист, но Сэн не позволит ей вот так вот отзываться о нем, о его короле и о роде как таковом.
Осака остановился. Его спина была напряжена, и сам парень был похож на туго натянутую струну. Он не обратил внимания на то, что здесь появился еще один вампир. Ему было уже плевать. Он вскипел. В одно мгновение он преодолел расстояние, разделяющее его с этой фиолетоволосой дрянью. Даже если она охотница, она не смеет говорить подобные вещи, не опасаясь за свою шкуру.
- Замолчи, - прошипел он, схватив ее за подбородок и стиснув пальцы так, что это должно было причинить девушке боль. - Еще одно слово и я надеру тебе зад, и мне плевать, будь ты хоть трижды охотником или кем бы то ни было. Ты, дешевка, должна знать свое место. И не смей тявкать на представителей моего рода. Ты меня поняла?
Он был страшен. Он был по-настоящему страшен и казалось, что еще чуть-чуть и он спустит себя с цепи.  Глаза загорелись красным, но не столько от проснувшейся жажды, сколько от гнева, кипевшего внутри.
Сэнмэцу был слабее многих своих одноклассников и старался держаться в тени, но сил на эту идиотку у него явно хватит.
За своим гневом он не заметил, как изменилась аура девчонки.
- Ты меня поняла?! - рывков подтянул ее лицо к себе, впиваясь взглядом в ее глаза.

0

8

Она добилась своего, и по щекам поползла гадкая, самодовольная улыбка. Юко не отпрянула от вампира, когда тот приблизился к ней. Не отпрянула, хотя могла. Он схватил ее за подбородок, сжал свои пальцы и грубо притянул к себе. Фенрир испытала странное чувство наслаждения, перекрытого удовлетворением. Теперь она могла врезать ему без какого бы то ни было раздумья. И все же она не торопилась.
О-о-о! Где же тот пацифизм, которым мы так хвалились минуту назад? Где? Нету. И все они такие. И фенрир чувствует, что за злостью проскакивает жажда, и от этого ее улыбка становится шире. Его это бесит. Он тряхнул ее, сделал ей больно, но не заметил, как изменилась ее собственная аура. Так поглощен злобой, что потерял всякий контроль. И охотник становится жертвой. А все почему? Потому что надо сначала убедиться, что твоя жертва - это тот, кого ты сможешь одолеть.
В ауре девушки все сильнее проскакивает нечто чужое, инородное, не свойственное этому миру. Якимори чувствует, как на затылке волосы постепенно превращаются в шерсть. Юко плевать на запреты. Она хочет принять свой истинный облик и, возможно, закусить. Поиграться с этим ничтожеством, а потом закусить.
Второй вампир не делает даже попытки что-либо предпринять. "Трус!"
- Ой-ёй. Ну не плачь, иди Курашечке пожалуйся, - говорит она так, будто жалеет его. Насмешкой и презрением наполнены ее слова. Давай, давай, сделай первый ход! И тогда фенрир не станет сдерживаться. Всего одно движение. Да хоть за волосы схвати! И тогда мало не покажется, а Юко сможет выплеснуть гнев, накопившийся за сутки. "Давай!" - взревело у нее в голове.

+1

9

Стоя на месте, Соэн тряслась от плохо контролируемого гнева – как эта… эта мерзавка, эта девчонка, смеет судить Канаме-сама и их вампирский род? Красивое лицо аристократки исказилось в злости, руки сжались так, что ногти впились в ладони, а внутри тела уже пылала сила, данная ей кровью, власть, власть аристократа над простыми людьми, стоит ей моргнуть, стоит посмотреть прямо в глаза негоднице, что посмела оскорбить Канаме-сама, и та станет просто пешкой, покорной её воле, и сожмёт ладонь на своей собственной шее, и будет чувствовать, как воздух выходит из неё вместе с жизнью, мучительно, долго – лёгкой смерти этой твари Лука не подарит, она не настолько благородна. Гадко, как же гадко, всё-таки убивать тех, кто является или даже похож на человека, немного мучительно, не так, как с вампирами Е-класса, те, падшие, уже не люди, и смерть для них – избавление. Сейчас Лука приблизится к этой фиолетововолосой дряни, сейчас окликнет, и как только их взгляды пересекутся – высвободит свою силу на волю. Тот вампир, что был рядом с девчонкой, тоже жаждал крови последней, Лука поморщилась – он мешался. Соэн даже не помнила имени этого парня, хотя, несомненно, они должны были встречаться, но Лука редко одаряла вниманием кого-либо, кроме Канаме и прочей его свиты, вроде Айдо и Каина.
Аристократка уже хотела сделать шаг, даже приподняла носок туфли, но так и застыла на месте, почуяв до ужаса странную и пугающую ауру, исходящую от девчонки. Выражение лица той тоже было странным – злобным, кровожадным, торжествующим, будто не она сейчас могла оказаться жертвой взбешённого вампира, что впивался пальцами ей в подбородок. Даже самый прожжённый в боях охотник так бы не смотрел, что говорить о мелкой девчонке. Насмехается, подзадоривает… Что-то тут не так!
Лука, верная своей интуиции, всё-таки шагнула ближе к парочке, и крикнула вампиру срывающимся голосом:
- Эй, ты! – вспоминать его имя не было времени, - отойди от неё! Сейчас же!
В голосе Соэн звучали приказные нотки, но также и нотки страха.

+1

10

Осака Сэнмэцу
Он готов был сорваться. Он готов был переступить через край, потому что эта дешевка слишком зарывалась. Он уже поднял руку, когда услышал голос. Голос, которому нельзя не повиноваться, ибо он принадлежал Соуэн - одной из приближенных к Куранам. Она не помнила его имени, она не знала, кто он, но он прекрасно знал ее. И поэтому замешкался, отвлекся. С секунду еще его рука сжимала подбородок девчонки, а потом пальцы ослабли, и он выпустил ее. Нехотя. Но пришлось.
- Как прикажете, Соуэн-сама, - низким голосом отозвался вампир и, слегка поклонившись аристократке, отошел от девчонки.
Его переполняла злоа, но сквозь злобу он чувствовал какое-то напряжение. Он смотрел на ненавистное ему отродье и видел встречную ненависть по отношению к себе. Она не боялась его. Она его совсем не боялась. Это было странно, но Осака пока не осознавал, с чем столкнулся. Он отошел на десять шагов и остановился.
- Она унижала достоинство Короля, - попытался оправдаться парень, но его, кажется, не слушали.
Сэнмэцу замер в нерешительности, не зная, что предпринять. То ли уйти, то ли остаться.

0

11

Юко не смогла сдержать досады и разочарования от появления второго вампира. Она повернулась к аристократке, и глаза ее были расширены от внутреннего безумия и жажды крови. Какого черта ты вмешалась? КАКОГО ЧЕРТА ТЫ ВМЕШАЛАСЬ?! - отчетливая мысль, точно непрерывной бегущей строкой транслирующаяся в ее взгляде.
Аура проявилась сильнее.
Грудь фенрира тяжело вздымалась, зубы сжаты, желваки играют на скулах.
Юко чувствует, что девчонка боится. Она чувствует, что под прекрасно слепленной маской бьется страх. Волка не обманешь - звери чувствуют эмоции. они чувствуют, когда им угрожает опасность. Они чувствуют, когда сами становятся чьей-то опасностью.
Азарт будоражит кровь. Якимори больше не интересен этот мальчишка. Этот сопляк, который только языком чесать умеет. Ее интересует вот эта дура, что посмела влезть в момент ее триумфа.
- Ты кто такая? - надменно осведомляется она. - Очередная пешка Курана? Очередная подстилка, не способная ни а что, кроме как впустую болтать? Что ты так на меня смотришь? Неужели боишься?
Она рассмеялась, и этот неприятный смех эхом отдался в ночном воздухе.
- Что ты стоишь? - резко развернулась Юко к первому вампиру. - Иди, зови на помощь! Неужели не чувствуешь? Шавка недоразвитая.
Защекотало в носу. Ей нужно разрядить свои эмоции, нужно выплеснуть свой гнев. А этот упырь только-только начинает понимать, что столкнулся не с человеком и даже не с вампиром. А Юко вновь повернулась к вапирессе, широко улыбаясь. Сделала шаг, второй. Неторопливо подходя ближе.
Ты же чувствуешь, не так ли? Ты чувствуешь, и оттого разрушила все мое веселье.
- Ты расстроила мои планы. Может, хочешь занять его место?

0

12

Страшно. Кто эта девчонка? Почему она внушает такой страх?
Вампир повиновался ей, отпустил мерзавку, отошёл. Даже попытался вяло оправдываться – Лука только махнула рукой, она понимала его гнев, сама с удовольствием бы врезала негоднице, посмевшей грубо отзываться о Канаме-сама. Неважно, как она оскорбит саму Соэн, но когда оскорбления касаются Короля… О, тогда Лука действительно злилась!
Страх потихоньку сменился яростью.
Девчонка злобно смотрела на аристократку, во взгляде её читалась даже не злоба – ненависть. Ненависть ко всем вампирам, возможно, даже ко всем людям. И слова выплёвывает злые, жалящие, как рой ос.
Гордо выпрямившись и вздёрнув подбородок, одним жестом подчеркнув то, что она выше по положению, чем странная особа, Лука ответила:
- Моё имя – Лука Соэн. Кто такая ты, паршивка?
Ей было не по себе, но держалась она гордо, решив, что до конца отстоит Короля. Но… сила, которая плескалась в её крови, подстрекала.
- Беги отсюда! Доложи Канаме-сама! – окликнула она вампира, оставаясь на месте, готовая сражаться. Она сможет за себя постоять. Она сможет защитить доброе имя своего Короля!
Девчонка повернулась к ней, широко улыбаясь. В этой улыбке было что-то нехорошее. Плотоядное, хищное. Подошла ближе на шаг… ещё на шаг.
Вместо ответа Лука сосредоточила силу и резко посмотрела в глаза незнакомки, перехватывая её взгляд. В глазах аристократки сияла та самая сила, которую она теперь применяла против зарвавшейся плебейки – и приказ Соэн был простым:
«Умри».

+1

13

[AVA]http://s8.uploads.ru/9Gqsr.png[/AVA]Юко не ответила на вопрос аристократки, лишь губы расплылись в гадкой ухмылке. Хотелось сказать что-то из серии: "я твоя смерть", подражая Меркуцио из вышедшего зимой во франции мюзикла "Ромео и Джульетта", но фенрир промолчала, решив, что это глупое отродье вряд ли интересовалось хоть чем-то, кроме лизания сапог своего господина.
- Уже боюсь, - смешок сорвался с губ.
Зовите хоть трех Канаме, все равно ничего не изменится. К тому же, если фенрира не подводило чутье, чистокровного нет в Академии, а что может сделать ей Юки? Ничего. Она не властна над фенриром, над никто не властен. Даже дура Акане, которая и слова сказать ей не могла.
Вампир убежал, просто сорвался с места. Так и надо, пусть поднимет на уши всех, пусть носится по Академии, ища своего недорезанного короля, пусть ищет префектов - никто не сможет ей помешать. Особенно, если она перевоплотится - Юко чувствовала, как рвется наружу ее зверь, и впервые за долгое время волчица готова была дать своей сущности волю. Плевать, что ей потом достанется от Виктора - этот старикан ей никто и звать его никак, лишь очередной мозгляк, из-за которого она оказалась в этом паршивом мире.
- Ты не знаешь, с кем связалась, - прошипела Юко, когда почувствовала внушение вампирши.
Из гортани Якимори вырвался клокочущий рык - она не собиралась умирать. Фенрир, практически равный по силе чистокровному, не мог умереть от приказа какой-то аристократки. Юко не вампир класса Е, она не доставит Соэн такого удовольствия, но на некоторое время охотница чувствует слабость и головокружение, которое выводит ее из себя еще больше. Колени придательски подгибались и Якимори начала клониться вниз.
Соэн не думала о последствиях, она не думала о том, что если кто-то умрет на территории Академии, ее по головке не погладят. Даже ее король, честь которого она так рьяно защищала. От этой мысли стало смешно, и с губ девчонки сорвался хриплый смех. Вкус железа на языке - внутреннее кровотечение? Интресно. Юко подняла на Луку глаза, и в свете луны вампиресса могла увидеть их почти фанатично-безумный блеск.
- А ты интересней, чем кажешься на первый взгляд, - кровавая улыбка.
Как давно фенрир чувствовала собственную кровь? Она уже не могла вспомнить.
- А теперь поиграем, - она хищно оскалилась, и ее облик начал размываться и точно за спиной медленно растворяющейся девчонки начал появляться огромный черный зверь. Уже можно было услышать звук звякнувшей цепи, но ее еще не было видно. А Юко, продолжая медленно трансформироваться, не сводила пылающего взора с лица аристократки, выпрямляясь с каждой секундой и наслаждаясь тем, как меняется выражение ее лица.

0

14

Пустынные аллеи и, едва слышный, шелест листвы над головой. Тихий вечер, еще вполне теплый, лишь легкий ветер веял осенней прохладой. Однако, при всем окружающем спокойствии, было как-то беспокойно. Предчувствие никогда не обманывало Шина. Как знать, вероятно, это природное чутье фенрира, а возможно, потому что в месте, где свободно разгуливают вампиры, попросту не может быть спокойно. Да, пожалуй, этой Академии спокойствие и не снилось, как бы не пытались убедить в обратном.
И как в подтверждение его плохого предчувствия, из парка выбежал вампир и промчался мимо, который, казалось бы, бежал, видя цель и не видя препятствий. Подобное поведение было не типичным для их расы, уж слишком спокойными они были. А этот не такой. Вечерние сумерки не могли скрыть обеспокоенности на лице мальчишки, как будто за ним гнались охотники, хотя таковых не было видно, да и было бы странно, гоняйся они здесь за ним. Хотя, в этом безумном мире возможно все. Повод, который мог заставить этого мелкого вампира бежать так быстро, должно быть был действительно важным.
«Ну что же, интересно.» Китомуро лишь проводил взглядом бегущего и с интересом двинулся в сторону парка, из которого только что выбежал вампиреныш.
Школьный парк был наполнен зловещей атмосферой. Словно он попал в фильм ужасов, в котором тишина в вечернем парке лишь нагнетала атмосферу страха. Проходя в глубь парка, Шин мог буквально почувствовать тяжелую атмосферу, казалось, что протяни о руку, и он сможет почувствовать ее на ощупь. Самое ужасное, что, шаг за шагом, проходя все дальше, фенрир начинал догадываться о том, что здесь происходит и это ему очень не нравилось. 
Фенрир явно чувствовал присутствие здесь сородича и еще одного вампира, даже не видя их собственными глазами. Более того, он мог точно определить, кто эта зарвавшаяся волчица. Жуткая враждебность ясно чувствовалась и пробирала до костей. Здесь назревала определенно не дружеская беседа.
Вот только, даже ускорив шаг, он все же не успел вовремя. Юко уже начала обращаться, на глазах у ученицы Ночного класса. «Ох не к добру это, не к добру.» Все продолжал повторять себе мысленно. Сложно было представить, какие последствия может все это повлечь, какой шорох навести. Что если Якимори убьет вампиршу? Хватало того, что она так просто раскрыла свою сущность.
- Ну что же, прости малышка, но мне придется прервать твое веселье. - пробормотал он, почти что рыча. Не хотелось прибегать к подобным действиям, но выбора не было. Юко уже начала обращаться, а прибегать к словам себе дороже, до нее и в человеческой форме они не особо доходят. « Видимо от Виктора мы будем получать вместе.» Оставалось лишь надеяться, что он сможет себя контролировать и не раздерет ее в клочья.
Из тени деревьев Шин выскочил уже в личине фенрира, черного волка, с горящими злобой глазами. Зловещий рык, лишь на мгновение взблеснули зубы и впились в загривок волчицы, в попытке остановить ее.

+1


Вы здесь » Vampire Knight: Dynasty » Основное сюжетное » [12.09] Собачье сердце


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC