Vampire Knight: Dynasty

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vampire Knight: Dynasty » Личные эпизоды » [19.04] Убийственная бачата


[19.04] Убийственная бачата

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

1. Участники: Канаме и Юки
2. Место действия: особняк клана Куран
3. Общее описание:
Дело было вечером, делать было нечего. Из Юуки надо делать чистокровную принцессу, а значит и танцевать учить...
4. Статус игры: начат

0

2

Принцесса сидела в гостиной и релаксировала под фортепианную музыку, которая обволакивала собой все помещение. Канаме был потрясающе красив в этом своем смокинге; его длинные тонкие пальцы порхали по клавишам, и Юки зачарованно следила за ним, сидя в кресле. Вообще, теперь, став равной Канаме (о да, свершилось то, о чем она так давно мечтала), Юки все больше чувствовала себя ущербной и недостойной собственного брата. Он умел все, он был статный и видный, просто Король Королей, а кто она? Некультяпистая девчонка шестнадцати лет отроду. Нет, ну посудите сами, не танцевать, ни ходить по-королевски Юки не умела. Про готовку можно забыть и не вспоминать как страшный сон.  Умом мы явно тоже не отличались, зато были храбры до крайности и преданы. Да, что есть - то есть.
Юки смотрела на брата, точно маленький ребенок на доброго Санту или на фокусника, который может легко вытащить из своего цилиндра белого кролика. Принцесса залезла в кресло с ногами, положила на подлокотник ладошки и опустила на них голову, и сразу стала похожа на маленького щеночка.

+1

3

Давно он не садился за инструмент, очень давно. Но в последнее время милая принцесса выглядит несколько печальной. Еще бы - считай сейчас она заперта в золотой клетке, да не просто заперта, а еще и под наблюдением своего старшего брата. И с каждым днём эта печаль передавалась и ему. Поэтому Куран решил порадовать свою принцессу, устроив музыкальный вечер.
Как хорошо - особняк пустует, а значит никто не помешает им. Да если бы и попытались - вряд ли они бы избежали гнева главы клана. Но зачем же о грустном? Сейчас нужно думать лишь о другом - о том, как сделать Юки счастливее в её клетке. Пальцы мягко перебирали клавиши, заставляя рояль "петь" прекрасные мелодии. Иногда боковым зрением наблюдает за Юки, за тем, как она не отрывает от него взгляд, как смотрит с восхищением. Надеется, что эти чувства искренны. Да и не умеет Принцесса врать так виртуозно, чтобы скрыть от своего брата что-то. Вот и славно. Она наконец-то смогла отвлечься от грусти, сейчас она улыбается. Хотелось верить, что и дальше она будет так улыбаться для него. Так же нежно и искренне.
-Юки,- негромко, но так, чтобы было слышно сквозь мелодию, - о чем ты сейчас думаешь? Почему меня не покидает чувство, будто я чем-то обидел тебя? - не останавливается, набирая темп. Пусть раскаты музыку звучат так же, как и его сердце. Пусть музыкальные порывы соответствуют его душевному состоянию.
-И Юки...- на сей раз повернул голову, чтобы взглянуть на девушку, -Ты ведь знаешь, что тебе нужно многому научиться ещё. С чего бы ты хотела начать?- чуть прищур взгляд, зная, что не услышит сейчас чёткого ответа. Растеряется как всегда, -Может начнем с танцев?

+1

4

Юки прикрыла глаза; Канамэ наигрывал что-то лиричное, нежное, чуть тревожное, зовущее прочь из этого города - туда, где нет ни акул-вампиров, готовых проглотить тебя при первой возможности (хотя принцесса этого еще и не понимала, конечно),  ни забот, ни обязанностей, ни безысходности, одинаковой и для тех, кто в колее, и для тех, кто проиграл. Зеленые поля, чистый, свежий ветер, бездонное небо...
Юки открыла глаза и удивленно посмотрела на брата.
- Не понимаю, о чем ты. Ты меня ничем не обидел. - Легкая улыбка тронула ее губы, и принцесса вновь внимательно посмотрела на Канаме. Видимо, брат почувствовал, что Юки не совсем комфортно в этом большом, пустом поместье. Не так-то просто сиднем сидеть на одном месте, когда до этого ты всю жизнь вертелся волчонком, выполнял сотни поручений и заботился о других, заботился, заботился..
- М? - Юки чуть приподняла брови в вежливом внимании. Канаме, наконец, повернулся к ней и задал свой вопрос. Юки знатно смутилась, потому что ответа она на него не имела. А когда последовало предложение...
Принцесса медленно сползла с кресла и ползком, по-собачьи (лапки вперед, и попу к верху), начала уползать из комнаты, ставшей настолько опасной для нее, что больше теперь напоминало поле активных боевых сражений. Единственное, чего ей хотелось, так это раствориться. Как жаль, что она не Джин! А то спряталась бы в своей волшебной лампе и не вылезала бы, ибо три желания Аладдина она уже исполнила.

+1

5

-Я рад, - вновь улыбнулся лишь одними уголками губ. Значит не он причина её грусти. Замечательно. Все тише и тише ритм - пора заканчивать. Все таки раз решился - нужно продолжать. Сколько раз он представлял, как будет танцевать с ней. Не так, как раньше - лишь легкий вальс и тот не под музыку. Но то было детство, то было лишь игрой. Нет, это было желание показать, что она прекрасна и такая, какая есть. Но сейчас Курану хотелось именно того, чтобы Юки стала достойной наследницей клана Куран. Пусть она сама и не слишком хочет этого, пусть и не стремиться быть в обществе (лукавит, ведь сам никуда и не пускает).
Я лишь хочу, чтобы ты была собой, но Юки... Я делаю это во благо тебе. Ты сама потом поймешь это. Когда-нибудь.
Только вот...
Стоило Канаме повернуться, как сестры на кресле он не обнаружил. Секундное молчание, оценка ситуации, еле сдержал смешок. После чего резко встал со своего места. И чуть снова не сел - потому что с таким энтузиазмом Юки от него убегала редко. Обычно это вызывало лишь смех, но Канаме не позволял себе смеяться над ней столь открыто. Привык держать в себе, ведь не знал - может обидит этим ненаглядную сестрицу. Ей давно стоило понять - от него не убежишь, даже если сильно захочешь. Но видя, как его девочка уползает от него, не удержался, сел все таки на место, лег на рояль и просто давится смехом. Перед чистокровной вырос довольно крупный чёрный волк, который недовольно ворчал и качал головой. Воинственно торчащая шерсть да и кончик хвоста, что бил по полу, красноречиво говорили о том, что Куран недоволен. Вот такой вот он колючка.
-Юки, ты не сможешь убежать от этого. Тебе придется учиться и танцам и правилам поведения в обществе вампиров. Многому. И...- немного хитрая улыбка тронула губы вампира, - Если ты не хочешь, чтобы этому учил тебя я...
Вампир наигранно расстроился и провел рукой по волосам. Пусть понервничает, пусть видит, что он искренне ждал согласия.
-Я попрошу Ханабусу и Луку помочь тебе в этом,- и сразу завозился, показывая, что готовиться уходить. Волк чуть заскулил и наклонился к принцессе, лизнув в щеку. Ну как тут можно устоять?
-Юки, я ухожу, - метод от противного - не он к ней пойдет, она сама придет к нему. И пусть немного помучается - все таки лучше с ним, чем со строгим Айдо, который решил во что бы то ни стало сделать из принцессы Куран настоящую леди. Лука уже давно махнула рукой, а вот Айдо не сдавался.
-Тебе еще много нужно прочитать и запомнить, Юки.

+1

6

Юки поняла, что ее пропажа была замечена в тот момент, когда музыка смолкла дольше чем на пару секунд. На мгновение чистокровная тоже застыла в все той же позе, ползущей собаки, а потом более оживленно заскользила к выходу. За спиной раздался сдавленный смех, и Юки обернулась. Ее брат сидел за роялем и только что не плакал от смеха. И, черт возьми, как он был сейчас сексуален! Ну вот просто валить и трахать. Юки покраснела от подобной мысли и удивилась сама себе. Надо было спешно ретировать, а то что-то неладное творилось в датском королевстве, но ее задержка стала для девушки роковой ошибкой. Когда Юки уже была у спасительного выхода, в дверном проеме оказался здоровый черный волк. Негодующий черный волк. А за спиной все так же уссывался ее брат. Юки надула щеки и села на попу, и всей своей позой она больше напоминала годовалого ребенка, чем взрослую девушку. Ноги согнуты в коленях, расставлены в позе "лягушки", растяжке которой явно далеко до того, чтобы положить колени на пол. Юки уперлась кулачками в пол, и повернула голову к Канаме. Она молчала с воинственным видом хомячка. Молчала до тех пор, пока не услышала, с кем ей придется заниматься, если она откажется учиться у брата. Аватар лизнул Юки, она тут же подскочила и кинула обиженный взгляд в сторону Канаме. Она знала, что он с ней играл, но - проклятье! - с ним невозможно тягаться!
- Это нечестно! - Обижено объявила Юки и, когда Канаме повернулся к ней спиной, кинулась к брату и обняла его со спины.
- Стой-стой-стой! Я согласна! - Юки крепче обняла чистокровного. - Не отдавай меня Ханабусе.

+1

7

Остался доволен результатом, ведь метод от противного сработал - Юки сама прибежала к нему и даже больше - обняла, лишь тот не ушел. Но вот только помнит ли она о том, что сейчас в особняке никого нет, а значит и позвать Куран никого не сможет. По крайней мере сразу, да. Его слуги еще не научились телепортироваться из одной точки в другую лишь по желанию чистокровного. А жаль - было бы куда легче.
-Так не любишь учиться у Ханабусы? - мягко улыбнулся и повернулся к принцессе, обняв её в ответ и положил руку на затылок, перебирая пальцами роскошные длинные волосы своей возлюбленной, -Я не отдам никому, не переживай, my princess. Никогда. Ты только моя, позволь мне хоть немного побыть собственником.
Такая маленькая, такая капризная, но милая и добрая. Она не изменилась, даже став вампиром.  А это значит, что в ней нет той жестокости, надменности, что присуща чистокровным. Она больше человек, чем вампир. Это Куран и ценил в ней больше всего. Ведь отринуть звериную сущность - непросто. Еще какое-то время просто стоял и обнимал свою обиженную девочку, словно прощения просил за выходку некрасивую. Но это так забавно. Нельзя лишать себя такого удовольствия. Все эти обиды несерьезны, а значит и переживать не о чем.
Будь такой всегда, Юки.
-Ну тогда давай начнем с самого простого и твоего нелюбимого - обыкновенный вальс. Но не тот, который ты привыкла танцевать. Это и танцем-то не назовешь никак, - чуть отстранился, отпуская Юки, но не убирая рук с её хрупких плеч, -На этот раз я не буду подстраиваться под тебя, тебе самой придется подстраиваться под меня, - игриво склонил голову на бок, давая понять, что в поддавки играть больше не намерен. Не удержался и погладил пальцами по щеке, а затем и прядку волос прихватил. Мягкие. Внезапный порыв нежности, мимолетный, но он есть.
-Идем, - протянул руку, приглашая проследовать за ним в другую комнату, где места больше, да нет рояля. Зная Юки, она может пораниться, если вокруг будет слишком много препятствий. Было дело, знаем.
-Пока попробуем просто под счет, - поклонился девушке, как то полагается, а сам смотрит за ней. Вспомнит ли о реверансе, что является неотъемлемой частью любого бального танца? Конечно, это больше пережиток прошлого, но... Разве плохо делать это так, как делали предки? Красота и грация - вот что сопровождало любой танец, чувства и желание слиться с музыкой. Сейчас же это утрачено. Печально.
Руку протянул, чтобы притянуть к себе, но не слишком близко. У каждого своё пространство. Глаза в глаза - верить друг другу и знать, что они всегда будет вести другого. Короткий кивок, нежный взгляд. Счет. Медленно, напоминая, куда ступать и куда поворачиваться. А если не получиться - повторять снова и снова. У них впереди длинные ночи.

+1

8

Юки даже не стала отвечать на этот вопрос – конечно, она не любила учиться у Ханабусы! Он был еще хуже, чем Лука. А казалось бы…
Канамэ развернулся, и девушка осторожно приподняла голову, чтобы посмотреть в глаза брату, но тут же вновь их опустила, ткнувшись ему в грудь. Его пальцы касались ее волос, а слова заставляли сердце биться чаще. Румянец вспыхнул а щеках, и чистокровная смутилась еще больше.
- Нии-сан, - прошептала Юки и сильнее сжала в кулачках рубашку на спине Канамэ.
Этот сладкоголосый змий вертел девчонкой как хотел, и Юки, в целом, периодически это понимала, но ничего не могла сделать, даже если хотела этого. Впрочем, хотела она этого далеко не всегда. Стоило бы призирать себя за такую слабость, но… Они же были рождены друг для друга, значит, это нормально, ведь так?
Канамэ отстранился. Нет-нет, стой! Юки не готова была танцевать. Подожди еще минуточку, ну пожалуйста! Ее брови страдальчески изогнулись, и вообще вид был довольно несчастный.
- А, может, лучше не надо? – с надеждой спросила она, но нет. Куран  провел рукой по щеке, и Юки подалась навстречу этому жесту, но тут же взяла себя в руки. Не время для нежностей, бака-Юки, не время!
Юная чистокровная подала руку своему кавалеру и последовала за ним. С секундным запозданием среагировала на его поклон и сделала не очень удачный, но все-таки реверанс.
Они начали танцевать. Юки путалась в ногах, но искренне пыталась сделать все как можно лучше. Она смотрела под ноги, не только потому, что следила за ногами, но и потому, что не могла долго смотреть Канамэ в глаза – это так смущало. Он смотрел на нее с такой нежностью, что девушке становилось не по себе. Ее саму пробирало на обнимашки. Ей не хотелось танцевать (банально потому, что она не умела). Ей хотелось прижаться к брату и просто стоять. Пока сердце не успокоится. А потом, возможно… Нет-нет-нет! Об этом нельзя думать! Юки вновь вспыхнула и тут же наступила Канамэ на ногу. Благо она была без каблуков.
- Прости! – пискнула Юки и помотала головой, выбрасывая из нее всякие непотребные мысли.
Сосредоточься на танце, Юки. Сосредоточься на танце!

+1

9

Он видел, что сейчас мыслями она далеко. И как бы Юки не прятала взгляд - все её движения выдавали её с головой. Старается не сильно загонять ритм, даже наоборот - слишком медлит, дает запомнить шаги. Один раз даже в голову Курану пришла идея поставить Юки себе на ноги и протанцевать так пару кругов, чтобы её тело само запомнило, как двигаться, память вампира должна сработать рано или поздно. Конечно, девушка слишком долго была человеком, но сейчас она - вампир.
- Ничего страшного, - успокоил, когда Принцесса запаниковала из-за того, что наступила на ногу. Честно? он даже и не заметил бы, если бы она не начала паниковать - слишком он сам погрузился в свои раздумья.
- У нас впереди вечность, Юки, ты всему научишься, рано или поздно, - снова коснулся пальцами щеки Юки и замер. Вековой голод чистокровного все еще дает о себе знать, но использовать Куран лишь для того, чтобы успокоить себя - слишком низко. Да, для вампира честь подарить свою кровь любимому, но иногда он делает ей слишком больно, за что корит. Прикрыл на мгновение глаза и выдохнул, но тут же пришел в норму и снова встал прямо, убирая руку от лица девушки.
- Если ты постараешься - я сделаю тебе небольшой подарок. Поэтому, пожалуйста, порадуй меня хоть немного, покажи мне, как ты меня любишь и готова ради меня потерпеть ненавистную пытку, - милая улыбка и снова первый шаг. Второй. Третий. Он мягко ведет её по залу, стараясь не смотреть на Юки. Она смущалась его взгляда, сразу забывала обо всем на свете. Маленькая девочка, его прекрасная маленькая девочка. Внезапно остановился и сделал шаг назад, не отпуская руку Юки. Склонился и осторожно поцеловал пальцы.
- Я садист, но не настолько. На сегодня хватит, - и уже с готовностью развел руки для объятий. Он знал, что Юки этого хочет. Она всегда старается его обнять, если есть возможность. Тем более, когда они одни.

+1

10

Он не злился. Он совсем не злился. Юки медленно выдохнула, по прежнему глядя куда-то вниз, в пол. Канамэ был слишком добрым к  ней, не ругал, вообще никак не выказывал свое недовольство или разочарование. Он относился к ней как к ребенку. Очень любимому, но все же ребенку. Раздражало ли это принцессу? Юки пока не могла сказать точно, потому что они слишком мало времени провели вместе, слишком мало времени, чтобы понять, насколько изменилась жизнь после становления. Но с братом можно было быть собой - это было бесценно. Конечно, Юки вообще по жизни все еще была той наивной дурочкой, коей была, когда была человеком, но уже старалась держать лицо при других вампирах, потому что Королю не должно быть за нее стыдно.
Вновь эта неожиданная ласка, и вновь девушка подалась ей навстречу. Так сложно оказалось поверить, что теперь она действительно может быть с человеком, в которого была влюблена с детства. Что даже факт родства никак не влияет на их перспективы - в мире вампиров не так, как в мире людей. И это прекрасно. Хотя и странно, чего уж там говорить.
- Хорошо, братик, - покорно произнесла она и вновь опустила взгляд.
Она старалась идти за ним, отпустить себя и дать своему неуклюжему телу возможность перестать быть деревяшкой, и открыть ту врожденную пластичность, которой отличались все чистокровные.
Раз, два, три. Раз, два, три. Если б она так не волновалась, все шло бы намного лучше. Или все дело в том, что она танцует с Канамэ? И сердце так стучит - ужас просто.
С явным трудом, но у девушки появились первые успехи. Все же тренировка, тренировка и еще раз тренировка. Скоро она совсем привыкнет к тому, как правильно двигаться, и, что самое главное, к тому, что танцевать ей придется с братом. Это было так волнующие - просто ужас. А потом, когда, вроде бы, дело пошло на некоторый лад, Куран отстранился.
- Но я... - "еще могу", - хотела сказать Юки, но благоразумно заткнулась, когда Канамэ открыл ей свои объятья.
Она тут же с готовностью кинулась к нему, обняв крепко-крепко и тем самым показывая, как сильно она его любит. Было бесконечно приятно вдыхать его запах, такой родной и бесконечно приятный. Особенно остро ощутимый теперь, после обращения.
- У тебя сегодня еще дела? - спросила она, не отрывая щеки от его груди и не открывая глаз.
Теперь, когда танцы остались позади, ей было хорошо и спокойно. Ушли все эти непонятные (вернее, очень даже понятные) треволнения, сердце начинало входить в свой обычным ритм, а встреча глазами больше не вызывала того жуткого смущения.
Было немного обидно, что хоть она теперь и стала равной брату (и пусть только по факту рождения, а не по каким-то личным достоинствам), времени вместе они все равно проводили мало. Нужно было сделать то, нужно было сделать это. И практически постоянно рядом с ними находились аристократы. Это угнетало. Особенно то, как они теперь переучивались вести себя при ней.
- Можно я завтра не буду учится с Ханабусой? Я от него устала, - честно призналась она, не добавив, что и от Луки она тоже, в общем-то, устала. Все ее воспитывали, все ее перевоспитывали. И, вроде бы, понятно, что они для нее и канамэ стараются, но все равно...

+1

11

- Нет, сегодня я свободен. Общество дало мне небольшую передышку, Айдо взяли на себя некоторые мои обязанности, чтобы я отдохнул и подумал, как мне поступить далее. Я бы не заставил тебя танцевать, если бы у меня не было времени. Я никуда сегодня не уйду, Юки, - перебирает пальцами волосы и наслаждается этим моментом. Они прижимается к нему, показывая, насколько любит. Наверняка ей дико скучно, когда она остается одна в большом фамильном особняке... А аристократы только еще больше утомляют своими нравоучениями.
- Если хочешь - я буду рядом с тобой несколько дней. Но ты устанешь от меня быстро, Юки, поверь, - поцеловал в макушку, - а теперь пора отдыхать. Вампиры тоже должны отдыхать, иначе они становятся злые и очень голодные. Кстати, ты не голодна? - когда Куран вспоминает о голоде, то имеет ввиду исключительно жажду крови. Король в последнее время слишком переживает из-за того, что Принцесса не может утолить свою жажду. Даже были случаи, когда она кусала сама себя. Но ведь чистокровный может напиться лишь кровью возлюбленного. Она его любит. Так в чем проблема? Или в её сердце до сих пор есть место для того отброса? Это омрачало Короля, но и заставить забыть его он не может. Тогда Юки потеряет часть себя навсегда, будет чувствовать пустоту в сердце и страдать от того, что не помнит что-то важное.
- Завтра ты снова будешь проводить время со мной. Может даже погулять по саду, если надоело сидеть внутри. Никто нас не потревожит, даю тебе слово, - внезапно поднял девушку на руки и понес в её комнату. даже если она будет сопротивляться - ничего не сможет сделать. Потому что в таком положении она беззащитна чуть более чем полностью. Такая легкая и миниатюрная - словно кукла. Прибыв в комнату, усадил девушку на постель и присел перед нес на колено,
- Мне переодеть тебя? - улыбнулся, стараясь выглядеть как можно серьезнее, но было видно, как его повеселила эта мысль - он нарочно хотел смутить её снова, чтобы щечки покраснели, а глаза уставились в пол, - Юки? - склонил голову на бок. Расценил молчание, как знак согласия (впрочем и не ждал ответа - уже все решил сам), достал из шкафа ночную рубашку и снова подошел к сестренке. Осторожно снимает в ног туфли, немного помассировав каждую, ведь девушка не привыкла носить такую обувь.
- прости, что заставляю носить платья и туфли, но мне нравится видеть тебя такой, - снова поднял взгляд на младшую, - Ты ненавидишь меня? За то, что снова сделал вампиром? - внезапный вопрос, боль в глазах. Резкие смены настроения, метания души - он все еще сомневается в правильности своего решения. тяжело вздохнул и положил голову на колени Юки, закрывая глаза, - Прости...

+1

12

Наконец-то он никуда не уйдет. Он сможет провести с ней столько времени, сколько она того пожелает - разве не прекрасно? Эгоитично, и Юки это понимает, но это делает ее счастливой. Она хочет, чтобы вампир принадлежал ей полностью, без остатка. Чтобы никто не смог встать между ними. Ни Лука, которая так безоговорочно любила ее брата, ни тем более Сара, которую пророчили ему в жены, пока не узнали, что жива наследница трона. Сара была куда привлекательнее Куран: высокая, статная, с адекватно большой грудью. И наверняка она умела хорошо танцевать. А Юки... А Юки - это Юки.
На секунду она сильнее сжала объятья, показывая, что рада этому известию, а потом отстранилась на секунду, серьезно посмотрев в глаза брата, и вновь прижалась.
- Не говори ерунды, - проворчала она. - Я не могу от тебя устать. - Поцелуй в макушку, нежность. - Мы и так проводим слишком мало времени вместе, - совсем тихо.
Мотнула головой, отрицая факт голода, хотя, конечно, врет. Почему не пьешь кровь, глупая? Точно Виктория Сэрас, которая отказывалась пить кровь своего хозяина, потому что это разорвало бы их связь. Но у Юки и Канамэ все совершенно иначе, потому что когда она начнет пить его кровь, то их связь станет крепче. Но барьер... Как его сломать? И как его сломал Зеро? Впрочем, у последнего не было выбора. И у принцессы его тоже нет, но она упорно пытается утверждать, что он есть. Глупо.
Ее безмерно радует, что какое-то время никто не будет их беспокоить. Она поднимает на братика свои лучистые глаза, и на губах ее появляется радостная улыбка.
- Правда? - с надеждой переспрашивает она, а в следующее мгновение, невольно пискнув, обвивает шею Курана, чтобы удержаться, хотя брат никогда бы ее не уронил.
- Нии-сан, отпусти меня! - восклицает она и даже пытается придать своему телу дополнительную тяжесть, но все тщетно - Канамэ слишком сильный, и все ее потуги для него ничего не значат - он даже не почувствовал.
Повозмущавшись какое-то время, принцесса перестала причитать и просто расслабилась, получая определенное удовольствие.
Она лукавила, когда говорила, что хочет, чтобы ее поставили на землю. Просто... это так смущает. Все это. И близость тоже смущает. Но отказываться от нее не хочется - слишком долго к ней шла.
Вопрос ставит в тупик. Юки смотрит на брата широко распахнутыми глазами, ее грудь вздымается, точно она хочет сказать что-то эдакое, но потом густо краснеет и отворачивается, не произнеся ни слова. Нии-сан - дурак! Надо же такое спрашивать! Она не маленькая, она уже совсем взрослая! Во всех отношениях. И Юки как бы, конечно, понимает, что Канамэ уже видел ее... обнаженной, но все равно. Одно дело, когда она в отключке, другое - она в сознании.
И пока она молчит, сконфуженная, Король принимает решение сам: достает ночнушку, подходит к своей принцессе, снимает с нее туфли. Ей приятно то, как он массирует ее уставшие ноги. Краснеет пуще прежнего, конечно, и прикусывает изнутри нижнюю губу. Все же жизнь с Канамэ в их родовом доме - это не то же самое, что жизнь в Академии. И хоть тогда еще Кросс мечтала о том, что однажды она сможет стать равной Канамэ-сану, о таком она даже мечтать не смела. Поэтому...
- Что ты? - Юки удивлена.
Робость уходит, стоит услышать это извинение, стоит увидеть его голову на своих коленях. Руки мягко опускаются на волосы, перебирают их. В каждом движении нежность.
- Глупости, - мягко произносит она, резко повзрослев. - Тебе не за что просить прощения, и ты это знаешь.
Да, он должен это знать. От умного чистокровного вампира не скрылось то, что еще будучи человеком она была влюблена в него. Что хотела разделить с ним жизнь, всегда находиться рядом. Ее даже не смущало то, что она может оказаться на уровне "Е", если Канамэ не даст ей своей крови, а пить кровь чистокровного - это преступление. Он знал обо всем об этом. Так зачем теперь извиняться? Ведь он не сделал ничего плохого.
- Ты избавил меня от кошмаров и позволил быть рядом с тобой. Это много, поверь.
Она осторожно приподняла лицо Короля и ласково улыбнулась ему, а после поцеловала в макушку. Совсем как он недавно поцеловал ее.
Вдруг Юки почувствовала себя такой взрослой и... достойной своего Короля. Странное чувство, возникающее крайне редко, ибо она знает о собственном несовершенстве. Но вот в такие минуты, Юки чувствовала себя равной, взрослой, мудрой. Не ребенком шестнадцати лет, но женщиной. И эта вековая мудрость, переходившая от родителя к ребенку, сейчас отчетливо проступила во взгляде.

Отредактировано Yuki Kuran (2014-08-23 03:05:24)

+1

13

Lady, I am your knight in shining armor and I love you (c)
- Эти слова сказал не ребенок, Юки, - слабо улыбнулся, когда девушка повторила его жест. Это было странно - ведь до этого не было такого существа, которое бы смогло так быстро и легко прогнать вековую печаль Короля. Пока Юки была человеком - он сделал многое для её защиты. И эти поступки были далеко не светлые - многие из них были настолько ужасные, что кровью жертв можно было залить улицы. Сколько судеб он сломал ради того, чтобы его маленькая принцесса ничего не узнала и ни в чем не нуждалась. Чтобы прожила ту счастливую человеческую жизнь, которую пожелала ей Джури.
Прости, Джури, если бы я мог поступить иначе - я бы пошел наперекор твоему желанию. Все ради Юки.
Как давно ты выросла, моя маленькая девочка? Когда ты стала столь мудрой? Раньше ты бы просто смутилась и извинилась за то, что доставила проблемы, но сейчас ты благодаришь меня за то, что я сделал тебя чудовищем. Ты настолько сильно любишь меня? Ты настолько сильно желала быть со мной? Но что ты скажешь, если узнаешь всю правду обо мне? Когда узнаешь, что я...
- Ты меня балуешь, Юки, - покачал головой и подался вперед, касаясь губ сестры в легком поцелуе. Нежность зверя, его ласка - это ты делаешь его таким. И ты - его главная слабость. Не будет тебя - не станет и этого мира - гнев сотрет с лица земли все то, что причинило тебе боль, что забрало тебя у него.
Осторожно касается пальцами плеч, поднимаясь на ноги и нависая над Куран. Он не оставит больше тебя одну. И никому не отдаст. Укроет мягкой тьмой, закроет от любого удара. Он подарит тебе весь мир, где ты сможешь жить так, как посчитаешь нужным. Позволишь остаться рядом или прогонишь - он примет любой твой выбор. А ты прости любой его грех, прости всю кровь, что проливает ради тебя. Просто люби его той светлой и чистой любовью, смотри на него теплый и нежный взглядом. Как бы он не был силен - перед тобой он бессилен - прости пойми это, Юки. Ты столь прекрасна, что пленила сердце вампира навеки.
Время - то, чего у чистокровных не отнять. Лишь бы твои чувства не угасли...
Уложить на постель и лечь рядом, провести пальцами по щеке и остановиться на подбородке, смотря в глаза. Снова поцеловать, стараясь все еще сдержать от необдуманных поступков. Но ты рядом и это заставляет ледяные стены спокойствия и самоконтроля рухнуть в считанные минуты. Нежные, но крепкие объятия, ловить её теплое дыхание, чувствовать тонкий и немного сладковатый запах кожи - так пахла только она. Её кровь сейчас была столь притягательна... Но он не сделает ей больно. Только если это будет её решение.
В поместье нет окон, поэтому невозможно было сказать, какое сейчас время суток - но Куран чувствовал, что ночь все еще в своих правах. И ночь придает вампирам сил. Ты ведь уже взрослая, Юки. Куда старше, чем можешь думать. Твоя душа так похожа на ЕЁ душу, вы словно две половинки одного целого. И он уже чувствовал тебя раньше - давным-давно, когда война только закончилась. Уже тогда ты подарила ему надежду на то, что такое чудовище может быть не одиноко. Что за годы изгнания он может разделить вечность с кем-то. Ступишь за ним во Тьму?
Легкие поцелую, ненавязчивые касания - он уже видел её обнаженной. Но сейчас все по другому - ты готова? Он ласковый и нежный, просто доверься ему. Ему будет больнее, чем тебе, но после вы забудете о времени. Будете существовать только вы одни в целом мире, даже время остановит свой ход ненадолго, чтобы не тревожить ваше единство душ. Он будет шептать тебе клятвы и слова любви, вытирать твои слезы, а ты просто дари себя. Ведь ничего ценнее в мире более нет - пусть горит все синим пламенем. Статус, материальные ценности, псевдо-друзья и товарищи - все пусть исчезнет. И может быть тогда они будут по настоящему счастливы.

+1

14

Конечно, не ребенок - Юки уже давно выросла, неужели брат до сих пор этого не заметил? Она не просто выросла - она стала достаточно самостоятельной и сильной, чтобы позаботиться о себе, чтобы постоять за себя. И не только за себя. Милый, милый Канамэ. Посмотри на меня, посмотри на свою Принцессу, подними глаза.
Она смотрела на него с нежностью, она любила его всем сердцем. Безоговорочно и верно. Девушка его не знала, что выпадет на их долю, с чем им придется столкнуться, но сейчас, когда срывались маски, можно было оголить свою душу.
Юки не считала, что она балует Короля. Она лишь мягко улыбнулась и едва заметно качнула головой, отрицая его слова. Это он ее баловал, позволял стоять на одной ступени, а ведь они все еще так далеки: Король. идеальный Король, мудрый, волевой, несгибаемый. Далекий, но такой близкий. Наверное, это удел всех женщин стоять на шаг позади своих суженных, и это хорошо если только на шаг. Юки сделает все возможное для того, чтобы исправить свое невежество. Она станет идеальной ради своего брата, ради своего любимого брата.
Осторожный и целомудренный поцелуй в губы, которого недостаточно, но он так чист... Душа чистокровной тянется к Курану, она жаждет соприкосновения, точно уставший путник тянется к оазису в пустыне. Она еще не верит, что ты испытываешь то же самое - в это сложно поверить, потому что слишком хорошо для того, чтобы быть правдой. Но ты любишь, и я это знаю.
Послушно опуститься на кровать, не отрывая от него глаз. Она уже знает, она уже обо всем догадалась - это странная ночь. Ночь, после которой все изменится, но это не пугает. Если только совсем чуть-чуть.
Замереть от легкого касания, затаить дыхание и робко приоткрыть губы навстречу. Глаза закрыты, в комнате темно, но кажется, будто за несуществующими в этой комнате окнами день - вампиры видят иначе чем люди.
Она обнимает его в ответ. Крепко держась за рубашку, тонкую и такую приятную на ощупь. Юки слушает его дыхание, вдыхает его запах - взаимная зависимость. Сердце вновь пускается в пляс, и на секунду девушка сильнее прижимается к брату. Нет, не к брату - сейчас рядом с ней лежал мужчина, о котором она грезила будучи еще совсем ребенком, и он обнимает ее так, что любая девушка позавидовала бы Принцессе. Она и сама себе завидует, чувствуя как он напряжен, чувствуя, что и сама напряжена до придела. Легкие касания вызывают дрожь. Девушка смущена. Она открывает глаза, чтобы утонуть в бездонности его глаз. Этот оттенок старого дорогого вина гипнотизирует, и Юки становится послушна, даже не пытается возразить.
Я верю тебе. Я доверяю тебе. Но не дай мне времени передумать, будь нежен, но настойчив, и я преклонюсь пред тобой. Закрой собой мир, позволь закрыть мир для себя. Пусть совсем ненадолго, но здесь не будет никого, кроме нас. Потому что... потому что если это ты, то это правильно.
Прижаться к груди, скрывая смущение, привыкнуть к своей наготе, а после осторожно, отчаянно краснея, расстегнуть рубашку. Пальцами по плечам, обнажая кожу. Понять, насколько Король великолепен, и засмущаться еще сильнее.
Потянуться за поцелуем, прижаться крепко-крепко.
Позволь стать всем для тебя.

+1

15

Ты сильная, Юки. Ты стала тем самым щитом, которого так не хватало Королю. Ты стала той хранительницей, которая сможет всегда спасти его душу от разрушающей Тьмы. Он - карающий меч, что будет уничтожать любые преграды. А ты просто сохрани его душу. Просто жди его всегда назад, как бы долго его не было. Он найдет путь назад, даже если придется пройти сквозь ад.
Позволить снять с себя рубашку, наблюдая за тем, как сильно она при этом смущается. Глупая, не стоит так краснеть, от этого ты становишься еще более беззащитной и еще более желанной. Такая чистая и невинная душа... Да и не только душа.
Неестественная красота, дарованная вампирам от рождения, порой играет злые шутки. Вот и сейчас он уверен, что она невольно сравнивает себя с ним. И не понимает, что в его глазах она всегда будет самой прекрасной, всегда самой лучшей и любимой. Потому что она была рождена лишь для него.
Я создал тебя лишь для себя (с)
Накрыть ладонь девушки своей и сплести пальцы, снова мягко и нежно поцеловать. Принцесса - так называли маленькую Юки. Сейчас же она по праву может носить титул Королевы, даже если они еще не женаты. Все итак все знают, понимают, что королевская кровь не будет разбавлена. Что Куран не подпустит к себе кого-то чужого. И сколько бы его не знакомили с аристократками, как бы не пыталась его заполучить Ширабуки - он уже полностью принадлежит Юки.
Аккуратен, нежен, ласков. Ласковый и нежный зверь. Прирученный, пусть и на время, но все же прирученный. И кем? Маленькой девочкой, потомком его клана. А может стоит отбросить все эти формальности. Она женщина, он мужчина, почему их не может связывать простая связь, именуемая в людском сообществе как любовь? Странно конечно все это, но Канаме был уверен, что после этого они не пожалеют о содеянном. Очень надеялся, ведь потом совесть будет разъедать душу от того, что он сделал что-то против её воли. Но если бы она была против, то остановила бы раньше, верно? Сейчас так хотел бы попробовать хоть капельку твоей крови - она рассказала бы Курану все твои потаенные желания, все то, о чем ты так долго думала и скрывала. Он бы узнал все, что ты хотела ему сказать, но боялась произнести вслух. Этим вампиры поразительны - им не нужно слов, чтобы рассказать о своих чувствах. Даже запах крови может поведать о многом. Но сейчас... Провел языком по мягкой бледной кофе, словно перед укусом, но не стал - слишком рано. И не разрешали ему еще этого делать.
Пара легких прикосновений, опирается на постель - он слишком тяжел для столь миниатюрной девушки. Отвлечь поцелуем от не слишком приятных ощущений, вновь обнять и прижать к себе. Все будет хорошо, моя маленькая леди. Пальцами стереть выступившие слезы, взглядом просить прощения. Клыком раскусил губу, чтобы выступила кровь, заставить принять её через поцелуй. Она облегчит боль, поможет забыться.
Утони в моей Тьме, пусть мы станем тенью друг друга.

+1

16

Сплетенные пальцы, затаенное дыхание. Ты уже взрослая девочка, Юки, ты знаешь, что сейчас будет, ты слышала, как это бывает. Страшно? Пожалуй. Но в основном волнуешься не из-за этого.
Ты перед ним, как на ладони, такой тебя не видел никто и никто не увидит. Это все для твоего Короля, для вампира, о котором ты грезила будучи человеком, для вампира, ради которого (ты в это веришь) ты пошла бы на все, для вампира, ради которого ты была рождена.
Он прекрасен. Стыдно сейчас признать даже себе, что об этом моменте ты мечтала не один раз, краснела, как помидор, но неизменно получала удовольствие, пусть и считала это постыдным. И вот фантазия становится реальностью. Ты не можешь отвести от него глаз — так он прекрасен. Его непослушные волосы, глаза, цвета старого вина. Она умом не понимает, чего он так жаждет, что он хочет обладать не только телом, но и душой, познать самую суть чистокровной, понять ее, принять ее. Она не понимает, что он ждет разрешения, и воспринимает то, что он не пьет ее кровь совершенно не так и так одновременно.
Принцесса не поняла, была ли боль. Она помнила только, что на секунду крепче обняла брата, точно хотела сжаться, раствориться. Он стер с ее глаз слезы, а потом утопил в наслаждении. Поцелуй со вкусом его крови был непередаваемо прекрасен. Юки с головой погрузилась в Канамэ, миг единения с ним был самым драгоценным в ее жизни.
Сначала неуверенно, но постепенно все смелее она интуитивно делала все, чтобы подарить чистокровному удовольствие. А в поместье никого нет, и никто не слышит голоса молодой Куран. Никто не знает, как прекрасен этот голос, и никто не слышит ее Короля.
Маленькая чистокровная не знает всего, что таит в себе этот юноша, давно уже ставший мужчиной. Но это и не важно, важно только то, что происходит сейчас. А сейчас...
- Канамэ, - позвала она его и поцеловала. Сама. А после, откинула назад голову, давая молчаливое согласие, которое можно считать приглашением.
Ты ведь хочешь, не правда ли? Ты хочешь узнать, какая она на вкус. Ты хочешь знать, что таится на сердце, что занимает мои мысли и мою душу. Возьми это. Быть может тогда ты сможешь стать, пусть и на короткое время, но самым счастливым и самым любимым мужчиной во всей вселенной.

+1

17

Юки, ты слишком добрая. Зачем ты даешь ему волю? Зачем разрешаешь испить своей крови? Ведь ты останешься совершенно беззащитной, ничего не сможешь спрятать в глубине сердца. Глупая... Глупая Юки...
Клыки аккуратно рвут белоснежную гладкую кожу, Куран слишком долго ждал этого момента. Ему нужно немного, чтобы утолить свою жажду, ведь кровь любимого существа дарит спокойствие и придает сил. Но Канаме умеет ждать. Но самоконтроль летит к чертям, когда ему позволяют делать то, что он хочет. Нельзя себя так баловать.
Всего пара глотков, но сколько красок, сколько эмоций впитал чистокровный. Лучик света...
- Юки... - тихо шепчет имя любимой, - Только ты...

- Просыпайся, Юки, - коснулся пальцами щеки чистокровной, чуть улыбнувшись. Его Принцесса сейчас выглядела особенно мило, так укуталась в одеяло, как гусеничка, хотя до того, как Канаме проснулся, прижималась к брату так сильно, словно если отпустит - он исчезнет. Но нет, не исчез, а наоборот - уже даже приготовил для девушки платье и туфли, а так же составил расписание на день. Сегодня ей предстоит пара уроков истории вампиров, а если будет хорошей девочкой - тогда он придумает для неё награду.
- Просыпайся, маленькая соня, иначе мне придется прибегнуть к крайним мерам, - погладил по голове и склонился, поцеловав в висок. Его слова шли вразрез с действиями - ведь он делал все, лишь бы убаюкать Принцессу еще больше. Но он не мог иначе - после столь прекрасной ночи Короля все еще не отпустила нежность и забота, хотелось подарить еще немного своей любви самой ценной девушке на свете.

+1

18

Она слышала, как это бывает: девушки в академии орой делились своими сокровенными тайнами с подружками. Как правило в туалете или на посиделках в комнатах. Юки не была из тех, с кем жаждали водить дружбу, поэтому кроме Ёри, в общем-то, подруг у нее и не было. Да и где им быть, когда она постоянно в заботах. Но пару раз она слышала, как девчонки обсуждают это между собой, поэтому сейчас, когда она и сама, наконец, стала женщиной, ей было странно от того, что у нее самой все было совершенно иначе. Ей не было больно - ей было хорошо, и по утру, когда она начала просыпаться, мышцы не болели. Возможно, регенерация вампиров, но сама Куран об этом как-то не думала.
Ей казалось, что она не сможет заснуть, что будет любоваться Канамэ до тех пор, пока тот сам не проснется и не станет собираться по делам. Ноона сильно переоценила себя. Не прошло и двадцати минут, как юки спала сном младенца, прижавшись к своему брату. любовь... Это прекрасно.

Открывать глаза не хотелось совершено. Юки слегка поморщилась и промычала что-то нечленораздельное. Вставать? Куда вставать?
Девушка приоткрыла один глаз и посмотрела на своего Короля, уже собранного и готового к труди и обороне. Он говорил, что накажет ее, но сам не позволял ей вставать, разнеживая еще больше.
- Канамэ, - тихо прошептала Юки поддаваясь на ласку.
Девушка вытащила из-под одеяла руки и протянула их к чистокровному, в поиске утреннего объятья.
- Доброе утро, - хриплым ото сна голосом произнесла девушка и чуть смущенно улыбнулась.

0


Вы здесь » Vampire Knight: Dynasty » Личные эпизоды » [19.04] Убийственная бачата


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC